Рассказ "Умереть и возродиться на Эльбрусе". Кульминация

 

2 Октября, 20:37

Дорогие друзья! Сегодня выкладываю кульминацию, завтра - последние главы. Я буду очень рада, если те из вас, кто читал рассказ все это время, смогут уже поделиться своими первыми впечатлениями. Понравилось? Не понравилось? Какие вообще эмоции вызывает написанное. 

 

*****

Виктору  показалось, что внутри него все оборвалось. Те секунды, что Ася крутилась вниз по склону по напралению к «трупогробику», показались ему вечностью. Он видел, как черная точка удалялась все дальше и дальше, и думал: «Неужели, это конец?». Хрипцов не видел, как рядом с их группой останавливались другие восходители и возбужденно кричали со всех сторон. Он даже не сразу понял, как Сергей и какой-то еще человек побежали вниз по крутому ледяному склону вдогонку быстро ускользающей от них Аси. Ася, Ася…Асечка…

Черная точка начала замедляться, а потом, крутанувшись еще раз, остановилась. Сверху не было видно, лежала ли она на спине или, наоборот, уткнувшись лицом в снег.

- Господи…

- До обрыва всего 50 метров оставалось. Повезло.

- Откуда ты знаешь, что повезло? Может, пока падала, все шею или позвоночник себе сломала?

- Она жива?

- Непонятно.

- Отойдите, отойдите! Дайте-ка посмотреть!

- Чей это человек слетел?

- Кто это?

- Говорят, женщина.

- О!

- Она вон даже не шевелится.

- Как это случилось?

- Что разинули рты? Подальше от края, а то сейчас вслед полетите! Отошли, отошли. Кому говорю?

Встали все группы, бывшие на этот момент на «Косой полке». До группы Владимира Криворукова и после. Сам Владимир развернулся и быстрым шагом спустился на несколько метров вниз до уровня Хрипцова и встал рядом с ним. Неподвижно наблюдал за тем, что происходит внизу.

А внизу черная точка сделала несколько движений и как-будто присела. Больше трудно было разглядеть. Мужчины тут же оказались рядом с ней и закопошились рядом. Время шло, но никакого сигнала. Все напряженно ждали.

Наконец, у Владимира зазвонил телефон. Он начал поспешно снимать с себя рукавицы и перчатки. Нагрудный карман пуховки еле поддавался его дерганым движениям. «Алло! Да, да, идите с ней параллельно полке по направлению к тропе, откуда мы стартовали. Там вызовите спасателей и спуститесь в базовый лагерь. Потом на созвоне», - Владимир говорил четко, но мускулы на лице немного подергивались. Грудь высоко вздымалась при очередном вдохе. Пока гид отдавал команды по телефону, Виктор смотрел на него, не отрывая глаз. Смысл слов доходил до него с трудом.

- Она жива? – спросил он, когда Криворуков отключился.

- Да, жива, - Владимир обратно натягивал на себя свою амуницию.

-  А что с ней? – Виктор поближе подошел к начальнику группы.

- Все в порядке, Хрипцов, все в порядке. Мы продолжаем восхождение, - Владимир поправил рукавицу и развернулся, сделал два шага вперед.

- Я пойду за ней, - Виктор крикнул Криворукову в спину.

- Ваше право. Но если с вами что-то случится, я за вас не в ответе, - тот крикнул ему, не останавливаясь, и, махнув группе рукой, быстро зашагал наверх.

Виктор остался стоять на месте. Посмотрел вниз. 2 маленькие фигуры медленно шли внизу, третья быстро поднималась наверх. Хрипцов решил дождаться этого человека. Ждать пришлось недолго, расстояние между ними стремительно сокращалось. Наконец, альпинист сделал последний рывок и вскочил на тропу. Он хотел было сразу ринуться наверх, но Хрипцов задержал его, ухватив за рукав куртки.

- Простите, уделите мне буквально минуту. Для меня это очень важно. Что с ней? – Виктор мертвой хваткой вцепился в незнакомца.

- Подозрение на перелом руки и шок, естественно. В остальном выглядит нормально.

- А куда они идут?

- Они идут параллельно тропе туда, в сторону старого ратрака, - незнакомец махнул рукой куда-то в ту сторону. – Не волнуйтесь, она в порядке. Но простите меня. Я больше не могу говорить, меня группа ждет.

Незнакомец аккуратно разжал руку Виктора и, обойдя его, похлопал по плечу. Движение на полке к тому моменту полностью восстановилось. Люди продолжали подниматься вверх на штурм, и Хрипцов поневоле перегородил им дорогу. Аккуратно отошел в сторону на снежную насыпь.

Теперь нужно было собраться с мыслями. Ася жива. И это самое главное. Но внутри радость за нее смешивалась с тревогой за себя. Ему предстояло одному спуститься вниз. И права на ошибку не было. Сейчас Хрипцов четко осознал, что он должен дойти. Целый, невридимый. Чтобы помочь им, помочь ей. Виктор начал хаотично вспоминать, чему его учил Сергей. Взгляд под ноги, ноги шире плеч, чтобы при ходьбе кошки не задели друг о друга. Палки можно удлинить. Мужчина чуть-чуть помялся на месте, потом медленно обвел взглядом панораму Кавказского хребта и, обронив про себя «С Богом!», зашагал вниз.

 Вроде бы спускаться было недалеко, и идти хотелось быстро, но Виктор насилу останавливал себя, заставляя контролировать каждый свой шаг. Он так упорно смотрел себе под ноги, что скоро затекла и начала ныть шея. Пару раз мужчина чуть не столкнулся с альпинистами, поднимавшимися навстречу. Те только пожимали плечами и сами отходили в сторону, видя, с какой решимостью Хрипцов спускался вниз. Иногда, чтобы разомнуть затекшую шею, он останавливался и смотрел вниз, контролируя, как там идут Сергей с Асей. Шли медленно, но вполне уверенно, иногда останавливаясь и делая перерывы. Тогда Виктор только еще сильнее подгонял себя.

Когда спустился на 5070, где, ожидая туристов, стояли два ратрака, чуть ли не сорвался на бег. «А что?», - думал он про себя, - «Обрывы мне уже не грозят. Если даже споткнусь и свалюсь, то тут уже не страшно». И как мог, быстро припустил вниз. Две фигуры, как и предполагал незнакомец наверху, выходили на тропу в районе старого ратрака.

- Ася! – завопил во все горло Хрипцов. Снег уже порядочно подтаял и превратился в рыхлую кашу. Загребая его ногами, мужчина плыл по этому месиву, как по волнам. Под ноги уже и забыл смотреть.

Но первым на его вопли откликнулся Сергей.

- Хрипцов, какого черта! Куда ты так несешься, идиот? Не хватало мне еще одного пострадавшего!

Виктор чуть замедлил шаг, но продолжил уверенно идти, не останавливаясь. Ася присела с краешку тропы на снег. Сергей поставил рядом с ней на снег рюкзак и что-то искал в нем. Когда Хрипцов приблизился к ним, Рябцов как раз наливал из термоса чай. Поставил термос в углубление в снегу, а чашку передал Асе. Та взяла его свободной рукой и немного пригубила. Другая рука была прижата к телу фиксирующей повязкой. Ася в его сторону не смотрела, но по отдельным движениям он разглядел, что она была бледна. Сергей стоял рядом с ней и что-то набирал на мобильной телефоне.

- Алло? У нас ЧП. Падение. Женщина. Подозрение на перелом руки. Шок. Сейчас находимся на уровне старого ратрака. Просим забрать нас и доставить до базового лагеря. Пришлите, пожалуйста, - он бросил беглый взгляд на Виктора, - два снегохода. Алло? Что? А, хорошо. Спустимся туда и будем ждать вас там. Принято.

Сергей закончил разговор.

- Ну, Хрипцов…он поднял со снега термос и потряс его. Потом посмотрел на Асю. – Ася, сейчас за нами приедут спасатели и отвезут в базовый лагерь. Но нужно еще чуть-чуть спуститься вниз, где-то до верхней точки скал Пастухова. Не больше. Это метров 200. Сможешь дойти?

- Да, - женщина произнесла слабым голосом.

- Хорошо. Спешить не будем. Пойдем, как получится. А ты, Виктор, - Сергей осмотрелся вокруг себя. – Возьми, пожалуйста, Асин рюкзак. Сейчас уже можно не нестись и идти спокойно. Ты больше не будешь?

Гид осторожно протянул руку к стакану с чаем. Жестом предложил Хрипцову сделать пару глоточков, но тот отказался. Упаковали рюкзак. Виктор взял Асину поклажу в одну руку, а свои палки – в другую. Сначала впереди пошли Сергей с пострадавшей, за ними Виктор. Рюкзак был не тяжелым, но почему-то нес его мужчина с трудом, постоянно поправляя руку на лямке. За время быстрого спуска он взмок, а теперь шел медленно и чувствовал, как его слегка начинает пробирать холод. «Ничего, потерпи», - подбадривал он себя.

Ася спускалась очень медленно. Сергей сначала просто шел рядом с ней, потом решил взвалить ее свободную руку себе на шею, а второй взялся за талию. Так процесс пошел чуть быстрее.

Когда спустились к верхушке скал, усадили Асю на камень. Рябцов отошел в сторону, высматривая вдалеке снегоходы. Виктор кинул палки и рюкзак в снег и взял свободную руку женщины в свои руки. Ася посмотрела как бы сквозь него и еле улыбнулась одними уголками рта. Виктор, не выпуская руки, сел на снег рядом с ней. Сергей размеренно прохаживался взад и вперед.

Через какое-то время он закричал: «Едут!». Хрипцов вскочил со своего места.

- Осталось чуть-чуть. Потерпи, пожалуйста, - он помог Асе встать и побежал встречать спасателей. Быстро перекинулся с ними парой слов и махнул своим подопечным рукой: «Все, можно подходить и рассаживаться».

- Так, Виктор, я еду вместе с Асей. Ты с вещами едешь на другом снегоходе. И это, - он сел сзади женщины так, что она оказалась с двух сторон надежно заперта людьми. – Держись покрепче.

Снегоход устремился вниз. Виктор залез на свой и пристроил перед собой рюкзак. «Поехали?», - водитель оглянулся назад. Хрипцов утвердительно кивнул тому головой. Сорвались с места.

Первую минуту Виктор думал, что он к чертям вылетит со снегохода. Водитель, как ракета, несся вниз, не совсем умело объезжая кочки и неровности. Транспортное средство и вместе с ним Хрипцова слегка подбрасывало вверх, отчего при приземлении он больно ударялся о сидушку. Глаза не успевали зацепиться за быстро меняющийся окружающий пейзаж и встречных людей. Если ему так неприятно ехать, то что же чувствует Ася со своей рукой, когда их снегоход точно также подпргывает на кочках?

Виктор не успел как следует поразмыслить над этим вопросом, когда подъехали к лагерю. Ребята постарались встать максимально близко к модулям так, чтобы идти оставалось всего пару шагов.

Слезая со снегохода, Хрипцов заметил, что рядом со скамейкой стояли и курили Наташа и еще кто-то из новеньких жильцов. Громкий звук приближающегося транспорта напугал их, и они развернулись в сторону «дороги».

- Божечки! Асечка! Что случилось? – повар всплеснула руками, уронив сигарету в снег.

Со словами «Тихо-тихо» Сергей помог Асе спуститься со снегохода и, также придерживая ее, направился прямо к скамейкам. Все, кто скопился там, расступились в стороны.

- Неудачное падение, - ответил гид кратко, усаживая девушку на скамейку.

Виктор в это время медленно ковылял сзади.

- Ай-ай-ай, - Наташа сокрушенно помотала головой, погрызывая от волнения ногти на руках.  

- Ничего, сейчас посмотрим, что там, - Сергей указал на повязку на руке, - Быстро соберем вещички и начнем спускаться вниз. Виктор, чего ты тупишь?

Хрипцов стоял рядом со скамейкой и неопределенно смотрел по сторонам. От резкого сброса высоты у него кружилась голова. Он блуждал по лицам, пока его взгляд не остановился на Сергее.

- Ты так и будешь пялиться на меня? – Рябцов смотрел на него недовольно снизу вверх. – Помоги лучше снять кошки с нее.

- А! – Виктор присел на корточки и, высвободив руки из рукавиц и перчаток, начал помогать Сергею.

- Оставь их пока тут и пойдем в модуль. Вещи тоже пока кинь тут.

Виктор послушно зашагал вслед за ними по лестнице ко входу в модуль. Сергей толкнул закрытую входную дверь и, не задерживаясь в тамбуре, сразу же открыл вторую, ведущую внутрь. В модуле никого кроме них не было. Он усадил Асю на ближайшую койку и включил свет.

- Давай-ка посмотрим, что у тебя там, - он скинул с себя пуховку с шапкой и начал медленно разматывать повязку. Потом аккуратно расстегнул Асину пуховку и по очередности стал высвобождать из нее руки. С левой поврежденной рукой был максимально осторожен. Ася иногда морщилась от боли, но терпела. Виктор стоял в стороне и без команды Рябцова ни во что не вмешивался, молча наблюдая за происходящим.

Когда с женщины сняли пуховку и ветровку, Сергей движением руки подозвал Виктора поближе к себе.

- Смотри, - он показал на выступ, образовавшийся в предплечье с левой стороны. – Кажется, это вывих.

Мужчина еще какое-то время оглядывал выступ с разных сторон, но дотрагиваться боялся.

- Рукой двигать больно?

Ася утвердительно кивнула головой.

- Понятно, - Сергей выпрямился и глубоко вздохнул. – Надо срочно спускаться вниз. Ты знаешь, где лежат ее вещи?

- Ну да.

- Отлично. Я пойду тогда договариваться насчет ратрака, а ты сходи сделай сладкий кофе. Принесешь его сюда и начнешь потихоньку собирать вещи. Как закончу, помогу тебе.

Рябцов ощупал свою пуховку, достал телефон и вышел. Виктор последовал следом за ним. Наташи в столовой не было. Он налил кофе, прихватил с собой пару конфет и пошел обратно. Открыл одну дверь модуля. Приближаясь ко второй, услышал всхлипывания. Ася, прислонившись к перегородке между кроватями, плакала. Плечи нервно вздрагивали.

Хрипцов опустился на корточки прямо перед ней и протянул кружку. Сквозь всхлипывания Ася поблагодарила его и взяла ее в здоровую руку. Сделала несколько глотков. Виктору уже начало казаться, что она успокаивается, когда рука с кофе опустилась на колено, взгляд застыл, и в следующую секунду слезы полились из ее глаз с новой силой. Ася разразилась рыданиями.

- Ну-ну, Асечка, - мужчина встал и присел на койку рядом с ней. Женщина развернулась и положила свою голову ему на плечо, а свободной рукой обхватила его за талию. Виктор в ответ тоже слегка приобнял женщину и погладил по вздрагивающей спине. Вздохнул. В пустой комнате он четко ощущал, как громко и часто билось его сердце.

- Я договорился! Через полча…, - в комнату ворвался Сергей, но так и застыл на месте. Потом, деликатно откашлявшись, прошел в глубину модуля к своей койке и начал тихо собирать вещи. Виктор посмотрел ему вслед, потом на Асю. Дыхание постепенно становилось ровным, мокрое лицо практически высохло, но глаза пока еще были влажными. Он осторожно высвободился из ее объятий и пощупал кружку.

- Может, тебе сделать новый кофе? Этот уже остыл. – мужчина заглянул ей в глаза.

- Сходи лучше к Наташе, она накормит тебя. Неизвестно еще, как долго мы в больнице пробудем. Виктор, открой ей дверь, - послышался голос Сергея.

Хрипцов проводил Асю до столовой, после чего начал в спешке собирать вещи, беспорядочно сваливая в рюкзак и пакеты все, что попадалось под руку.  

- А если мы что-то забудем?

- Группа привезет, если что, - Сергей взвалил на себя свой рюкзак и взял несколько пакетов с пола. – Догоняй, осталось еще на улице кошки собрать.

Виктор быстро перетряс спальники и подушки, проверил шкафы в тамбуре, полки рядом с койками и пол под ними и, убедившись, что ничего не забыл, взвалил на себя остаток вещей и вышел.

Ратрак уже ждал. Ася сидела на скамейке, Наташа рядом с ней. Сергей перетаскивал вещи.

- Виктор, погрузи оставшиейся вещи, - крикнул Рябцов на ходу. – Все, Асечка, пойдем потихонечку. Наташа, спасибо огромное.

- На здоровье, родненькие. Сережа, дай хоть весточку снизу, как там.

- Обязательно, - Сергей чмокнул повара в раскрасневшуюся щеку и подхватил Асю.

Виктор уже их ждал.

- Так, - Сергей вскочил на гусеницы, - Ася, залезай. Я держу тебя тут, а ты, Виктор, подтолкни сзади, если надо.

Погрузились. Рябцов похлопал по кабине водителя и просигналил: «Все, можно ехать!». Тут же заревел мотор, и машина дернулась назад. На развороте, когда буквально на минуту LeapRus открылся во всей своей красе, Хрипцов заметил фигуру женщины, махавшей им вслед. Он помахал в ответ.

На станции «Гара-Баши» все делали четко и слаженно. Быстро выгрузились с ратрака и вместе со всем скарбом загрузились в кабину. Сергей нервно тыкал в телефон. «Связь пропадает», - пояснил он. Когда сделали пересадку, гид внимательно посмотрел на Асины альпинистские ботинки.

- Надо бы переобуть ее, Виктор. Не будет же она по больницам кататься в этих ботинках…

Хрипцов команду понял. Пока он шарил по пакетам и рюкзакам в поисках переобувки, Сергей сделал еще один звонок. Как понял Виктор, внизу их встретит кто-то из его приятелей – местных спасателей МЧС – и отвезет в больницу в село Эльбрус в 20 минутах езды от Азау.

Приятеля звали Чора. Невысокий, худощавый, седой, неопределенного возраста. Он ждал их на площадке перед канаткой на своей Ниве. Увидев Асю, коротко спросил Сергея: «Где?». Тот также лаконично ответил: «На Косой!». Чора сделал крайнюю затяжку и потушил сигарету. Быстро погрузили вещи в машину. Сергей сел на переднее сидение, Ася с Виктором сзади. Ася начала часто постанывать, хватаясь за поврежденную руку.

- Как давно упала? – Чора тихо спросил Сергея.

- Не засекал, но часа три точно прошли.

- Ничего. К хорошему костроправу едем, - громче сказал спасатель, чтобы его было слышно на заднем сидении. – И не с такими вывихами справлялся.

До больницы домчались быстро.

- Пойдемте, - Чора вылез из машины и зашагал впереди.

Зашли внутрь. Мужчина попросил нас подождать в кордиоре, а сам свернул куда-то направо и пошел мимо стройного ряда дверей. Потом в одной из них скрылся. Через 2 минуты показался в коридоре снова вместе с каким-то человеком. Чем ближе они приблажались к ним, тем лучше Виктор мог рассмотреть этого эскулапа. Совсем старик. Ростом такой же, как Чора, только упитанный, седые волосы с желтизной спускаются до плеч. Лицо в глубоких морщинах украшают небольшие усы. Он вышагивал очень размеренно и неторопливо, о чем-то переговариваясь со спасателем, чем вызывал злость у Хрипцова. Виктор никак не мог соотнести этого пожилого человека, которому давно пора было сидеть на пенсии у себя дома с видом на горы или загон, с известным костоправом, о котором им в машине рассказали настоящие чудеса.

Но эскулап уже подошел к ним и цокнул языком, посмотрев на Асю. Сейчас ее щеки украшал яркий румянец.

- Знакомьтесь, это тот самый доктор. Хаджи Азаматович, - Чора представил своего приятеля.

- Ай-ай-ай, такая красивая девушка и ломает руку. Ай-ай-ай. Как нехорошо, - покачал он седовласой головой. – Но ничего, сейчас вылечим! Не зря же Хаджи уже 50 лет вправляет кости всем, кого спускают к нему с горы.

Доктор похлопал себя по животу и жестом руки пригласил всех следовать за ним.

- Я в машине подожду, - Чора достал из кармана штанов пачку сигарет и вышел на улицу.

Сергей, Виктор и Ася пошли по темному тихому коридору вслед за Хаджи Азаматовичем. Тот открыл им дверь одного из кабинетов и впустил внутрь. Это было большое прямоугольное помещение, прямо по центру которого стояла кушетка. С трех сторон стены были заставлены медицинскими шкафами. По углам с противоположных сторон располагался старый рентгеновский аппарат и умывальник. У четвертой стены с большим панорамным окном стоял стройный ряд стульев.

- Вы садитесь, пожалуйста, сюда, - доктор указал Сергею и Виктору на ряд стульев, - А вы, голубушка, вот сюда на кушетку.

Ася послушно забралась на кушетку. Хаджи Азаматович прошел круг по кабинету, вымыл руки и включил свет. Потом подошел к нам.

- А вы кто будете ей? – спросил он, разгладывая нас с Рябцовым.

- Я – гид, - отчеканил Сергей.

- А вы?

Хрипцов медлил с ответом. Одногруппник, приятель, друг? А, может, уже и что-то другое. Немного помявшись, он неуверенно ответил.

- Ее мужчина.

- Киеулюк? (знач. – жених)

- Я не знаю, что это, - Виктор пожал плечами.

Доктор махнул рукой и попросил его встать.

- Нужно сначала сделать ей снимок. Помоги ей аккуратно раздеться, - Хаджи Азаматович подошел к Асе. – Голубушка, как тебя зовут?

- Ася.

- Асечка, сейчас мы тебе сделаем снимок, а потом начнем лечить, хорошо?

Ася согласно кивнула. Виктор стоял сзади доктора. Тот отошел в другой угол комнаты включать аппарат. Хрипцов приблизился к Асе и начал потихоньку освобождать ее больную руку из флиски. Когда дошел до термобелья, оказалось, что под ним у женщины ничего не было. Виктор, никогда не стыдившийся вида голого женского тела, а даже наоборот очень любивший его, на этот раз стушевался. Глядя куда-то в потолок, снял с Аси термокофту и вместе с флиской положил на стул рядом с кушеткой. Отошел обратно и сел рядом с Сергеем.

Сделали снимок. Действительно подтвердился вывих. Вооружившись шприцами и какими-то склянками, Хаджи Азаматович начал колдовать вокруг Аси.

- Сейчас вот здесь укольчик, а потом вот здесь, - вкалывал он ей обезболивающее. – Смотри, целые генеральские погоны получаются.

Доктор все время чем-то ее смешил. То рассказывал о своей коллекции фотографий самых неординарных вывихов, которые ему пришлось вправлять за свою долгую врачебную жизнь. То с чего-то начал говорить о том, как у них в Кабардино-Балкарии справляются свадьбы, и при этом постоянно поглядывал на Виктора, приговаривая: «Хорош киеулюк». Говорил еще какую-то чепуху. Девушку этот незатейливый разговор не напрягал. Даже наоборот. Она начала улыбаться. Поглядывая за ее реакцией, Виктор подумал, что, наверное, не так уж плох эскулап, как он о нем подумал раньше.

Когда все приготовления были закончены, доктор со словами «Сейчас вернусь» вышел из кабинета. Но не было его довольно долго. Пока ждали, все сидели молча. Наконец, он снова зашел в процедурную и покачал головой.

- Вай-вай, как же нехорошо.

- Что такое доктор? – оживился Сергей после долгого молчания.

- Да, воскресение сегодня. Никого в больнице не найдешь. Кто же мне будет помогать руку вправлять, - он почесал подбородок. – Ты вот умеешь? – он показал пальцем на Сергея.

- Я только в теории знаю, но сам раньше никогда не вправлял, - стушевался Рябцов.

- А ты, киеулюк?

- Я тем более, - ответил Виктор, уже свыкшийся с таким прозвищем.

- Что же делать будем? Чора тут еще?

- Да, он в машине. Сходить за ним? – Сергей порывисто вскочил со стула.

- Да, сходи-ка за ним. Скажи, что помощь нужна.

- Ага, сейчас! – Сергей выбежал из комнаты.

Через две минуты Чора уже стоял на пороге.

- Чора, дорогой, помоги мне. В больнице никого нету, а из ребят помощники неважные. Вон там раковина, помой руки.

Чора без лишних вопросов подошел к умывальнику и несколько раз помыл руки с мылом. После чего подошел к койке, на которой все также сидела Ася.

- А они, может, выйдут пока? Зачем много лишних глаз? – он указал на Сергея с Виктором.

- А, да-да, ребятки, посидите в соседнем кабинете. Справа. Дверь там приоткрыта, так что не промахнетесь. Давайте, идите.

Сергей и Виктор послушно вышли в коридор, прикрыв за собой дверь. Зашли в соседний кабинет. Такая же большая прямоугольная комната, только вместо медицинских шкафов стены опоясывали обычные книжные шкафы с огромным количеством книг внутри. Вдоль стены с панорамным окном тянулся такой же ряд стульев. На подоконниках стояли горшки с различными растениями. Над большим письменным столом на одной стене были развешаны рамки с фотографиями. Наверное, та самая хваленая коллекция. По всей обстановке это помещение больше походило на личный кабинет Хаджи Азаматовича, чем на процедурную или что-то еще.

Сергей и Виктор, не сговариваясь, подошли к фотографиям и начали их внимательно разглядывать, убивая таким способом время. Когда они разглядывали очередную фотографию, где Хаджи была запечатлен вместе со своим пациентом перед началом экзекуции, в комнату вошел сам доктор и прямиком отправился к одному из шкафов. Мужчины развернулись и теперь внимательно наблюдали за манипуляциями пожилого человека. Тот достал из шкафа стопку, бутылку коньяка и блюдце с конфетами. Налил коньяк практически до самых краев стопки и выбрал самую большую конфету, лежавшую на блюдце.

- Нет ничего лучше традиционного средства! – подмигнул он мужчинам и, ничего больше не сказав, скрылся в коридоре.

- Что это значит, Сереж? – спросил Виктор.

- Не знаю, может ей расслабиться тяжело. Такое бывает. Физической боли после обезболивающего ты вроде как уже не чувствуешь, но все равно понимаешь, что с твоей рукой делают что-то не так. Поэтому, вероятно, и не отдаешь ее.

Мужчины разошлись по разным сторонам кабинета. Сергей продолжил рассматривать фотографии, а Виктор подошел к окну и разглядывал пейзаж за ним. Ничего интересного он там, конечно, не увидел. Просто уже не находил себе места от нетерпения. Поскорее хотелось узнать, что с ней.

Как будто в ответ на его просьбу, в дверях появился Хаджи Азаматович и пригласил их в процедурную. Ася продолжала сидеть на кушетке. Левая рука была туго примотана к телу бинтами.

- Садитесь сюда, - пожилой врач указал на знакомый ряд стульев, где уже сидел, заложив одну ногу на другую, Чора. – Такс. Руку мы Асечке вправили. Снимок повторный сделали, чтобы исключить что-нибудь еще. Но аппарат, как сами видите, старый. Как прилетите к себе домой, надо будет снова сходить к врачу и повторно сделать снимок. Он вам и посоветует, как долго носить повязку, или предложит для начала мягкий бандаж. Сейчас я закрутил туго, чтобы рука никуда не ерзала, - Хаджи похлопал Асю по руке.

- Спасибо, доктор! – первым вскочил Сергей и кинкулся к мужчине с готовой для рукопожатия рукой.

Вслед за Рябцовым встал и Виктор. Хаджи Азаматович и Сергей обменялись рукопожатиями, потом наступила очередь Хрипцова.

- А теперь помогай одевать, - Хаджи пожал руку Виктору. – Хороший ты киеулюк!

- Простите, а что это такое?

- Это на нашем языке означает жених.

Жених? Вот об этом Виктор не подумал. Он приблизился к Асе.

- Ты как?

- Чуть лучше. Хаджи Азаматович очень хороший доктор.

- Хорошо, давай я тебе помогу, - Виктор взял со стула термобелье.

- Флиску не одевай, без нее доедем, - Ася подставила ему для одевания вторую руку.

- Сау бол дерге (знач. – благодарю), отец! – Чора пожал руку доктору.

- Не забудьте взять с собой снимки. Они вам еще пригодятся, - обратился он к спасателю, подходя к Асе. – Ну что, голубушка, как твое самочувствие? Не страшно со мной было?

- Нет, нисколько, - Ася улыбнулась.

- Вай-вай, вот так и надо! Я еще на твоей свадьбе гулять буду! Пойдемте я вас провожу, - он взял Асю под руку и повел к выходу из больницы.

На крыльце он по-отечески поцеловал женщину в лоб и распращялся со всеми.

Чора завел машину и тронулся.

- Домой теперь?

- Да, - ответил Сергей.

Поехали обратно в Терскол в гостиницу.

Припарковавшись, начали разгружать вещи. В этот момент из двери вышла хозяйка гостиницы Лейла и направилась прямо к ним.

- А я думала, вы все вместе спусте…Ой! – не успела договорить она, увидев Асю с перебентованной рукой. – Что случилось?

- Потом расскажу, Лейлочка, - Сергей отвел ее в сторону. – Накройте нам, пожалуйста, стол. Что-нибудь легкое перекусить. С ночи ничего в горле не было. Да и нервы, честно говоря, шалят.

Лейла не стала задавать лишних вопросов и быстро скрылась в гостинице. Чора достал из машины последнюю сумку и поставил ее на асфальт.

- Может, пообедаешь с нами? – предложил ему Рябцов.

- Не могу сейчас, Сергей. На Шхельду надо побыстрему сгонять. Вечерком, возможно, загляну.

- Хорошо, будь здоров. И спасибо.

Приятели похлопали друг друга по спинам. Чора сел в машину и уехал.

- Виктор, давай, наверное, все рюкзаки и сумки поставим тут в холле. Все равно они никому не нужны. После разберемся, что с ними делать.

Хрипцов молча согласился. В несколько заходов перетаскали все в холл. Потом прошли в общую большую гостиную. Лейла и еще одна девушка суетились вокруг стола. Ася сидела в дальнем углу комнаты на кожаном диване.

- Смотрите, - обратилась хозяйка гостиницы ко всем присутствующим, - Тут все на скорую руку. Овощи, зелень, хычины. Если еще подождете, мясо быстро пожарим.

- Спасибо, не надо, Лейла. Этого всего достаточно, - Сергей присел за стол. За ним потянулись все остальные. Лейла шустро скрылась в дверях. Виктор сел рядом с Асей и положил ей в тарелку горячий хычин.

- Вот самое главное забыли, - Лейла поставила на стол новую бутылку коньяка. Ее помощника стояла рядом с подносом с фужерами. Все расставили, сели. Сергей каждому налил сразу по половине фужера, включая хозяйку, и первым произнес тост:

- Ну, за счастливый исход! – дружно чекнулись.

Потом на 5 минут наступила тишина. Сергей и Виктор, которые ничего не ели с часу ночи, накинулись на еду и начали быстро ее поглощать. Ася ела медленнее и менее охотно. Лейла скушала один кусочек блина и удалилась, чтобы не мешать троице. Более-менее разобравшись с едой, молодые люди переключились на коньяк. Пили уже просто так, без тостов. Жидкость в бутылке быстро убывала. Особенно на напиток налегала Ася. Не успев допить очередную порцию, уже с нетерпением подтсавляла бокал под новую. Когда рука, в очередной раз поднося ко рту бокал, задергалась так сильно, что из фужера начал выливаться напиток, Сергей понял, что пора отправить Асю спать. Виктор и сам это уже понял.

- Ты не знаешь, где у нее ключ от номера? – спросил Сергей, поднимаясь из-за стола.

- Вот этого уже не знаю.

- Ладно, у Лейлы должен быть запасной. Сейчас пойду спрошу, - Рябцов вышел из гостиной.

- Куда он? Ык…Ася громко икнула и махнула рукой вслед ушедшему Сергею.

- Скоро придет.

- Аааа…Ася попробовала широко распахнуть глаза, но они только больше сузились, а голова начала безвольно мотаться из стороны в сторону. Побоявшись, что она сейчас либо упадет со стула, либо сильно удариться лицом о стол, Виктор встал и подошел к женщине сзади, крепко взял за плечи.

- Сейчас мы тебя уложим спать. Поспишь, отдохнешь.

- Я не хочу…ык…спать!

- Не спорь, Асечка.

В дверях показался Сергей. Ключ поблескивал у него в руке.

- Давай так. Ты придерживаешь ее с одной стороны, я – с другой. Согласен?

- Да.

- Тогда потащили.

Поднять Асю на третий этаж оказалось делом не из простых даже с помощью Виктора. Рябцов еле вставил ключ в дверной замок, покрутил в нем и открыл дверь.

- Какая ее кровать?

- Вон та дальняя – Виктор указал на односпальную кровать, стоявшую у стены.

- Давай! Последнее усилие. Иии!

 Мужчины усадили девушку на кровать.

- Подожди, не укладывай ее. Сними сначала ботинки. Я подержу ее сзади, - Сергей пристроился сзади к Асе и взял за плечи. Ее голова тут же безвольно откинулась назад. Виктор начал быстро распутывать шнурки кроссовок. Стянул одну, стянул вторую. Приподнял ноги и уложил их на кровать. Сергей, в свою очередь, аккуратно положил голову Аси на подушку.

- В идеале надо бы и верхние штаны снять. А то ведь упреет в них.

- Ты думаешь?

- Не уверен. Оставляю на твое усмотрение, - Сергей вышел из комнаты и тихо закрыл за собой дверь.

Виктор встал. Плотно закрыл шторы. Включил кондиционер. Снял с себя флиску и теплые штаны, кинул их на другую пустующую кровать. Сам остался только в термобелье. Аккуратно сел на краешек кровати Аси. Она какое-то время ворочилась, пытаясь поудобнее устроиться на кровати, но забинтованная рука ограничивала ее движения. В конце концов, она просто легла на спину, слегка склонив голову вбок на подушке. Скоро начала размеренно и глубоко дышать. «Наверное, уснула», - подумал про себя Виктор. Хрипцов нежно погладил ее по щеке, а потом пересел на вторую кровать.

Ночные сборы, попытка восхождения, отставание от группы, падение, одиночный спуск, а потом еще быстрые сборы и больница. День получился очень насыщенным и длинным. Ему очень хотелось, чтобы он, наконец-то, закончился. Хватит на сегодня испытаний. Пусть этот день поскорее унесет с собой воспоминания о том, что он чуть не потерял человека, который стал ему очень дорог. Что он чуть не потерял сегодня любимую женщину.

Это Виктор понял, уже засыпая.

 

*****

Проснулся. Посмотрел на часы. Начало седьмого вечера. В комнате еще было светло. Приподнялся на кровати и посмотрел на Асю. Та еще крепко спала. Тихонечко встал с кровати, сгреб свои штаны и флиску и вышел в коридор. Зашел в свой номер. Соседа еще не было. Виктор решил быстро привести себя в порядок. Принял холодный душ, переоделся, а потом спутился в гостиную. В ней тоже никого не было. Остатки их обеда уже убрали, накрыли чистую скатерть. «Пойду поищу Сергея», - подумал про себя Хрипцов. В номере гида не оказалось. Внутри гостиницы тоже. Тогда Виктор решил выйти на улицу.

На него пахнуло уже вечерней свежестью. Начинало смеркаться. Сергей сидел на лавочке на заднем дворе гостиницы. Перед ним на столе стоял заварной стеклянный чайник, наполовину пустой, и кружка. Рябцов откинулся на спинке скамейки и смотрел в сторону лесного массива, за которым шумел Баксан, о чем-то сосредоточенно думая. Вид у него был уставший. Под глазами проступали синие круги. Виктор осторожно приблизился к нему.

- Могу присесть?

- Да, конечно, - Сергей передвинулся на другой конец скамейки, чтобы Виктор не обходил стол. – Чаю будешь?

- Пожалуй, да, - Виктор присел на нагретое сидение.

- Держи, - Сергей пододвинул к Хрипцову кружку с дымящимся напитком.

- Спасибо, - Виктор отхлебнул. – Что-то вид у тебя совсем уставший. Не спал?

- Нет, - протянул Рябцов, - пока то, пока сё. Что-то не до этого было. Я, кстати, ваши вещи уже в прокат отнес. Потом зайдешь ко мне в комнату за документами и оставшимися вещами.

- А, спасибо, - Виктор сделал еще один большой глоток.

- Не за что. Как там Ася?

- Спит еще.

- Пускай. Ей это сейчас очень надо. – он вздохнул.

- Да. Я так за нее перепугался, - Виктор сглотнул.

- Я тоже. Честно говоря, это первый такой случай в моей практике.

- Мне кажется, ты дойстойно справился с ситуацией. С таким хладнокровием…

- Ну спасибо за комплимент, - Сергей горько усмехнулся, - Этой ситуации вообще могло бы и не быть. Вот в чем вся правда. Тогда бы никакого хладнокровия не понадобилось. А от тебя я сегодня такого не ожидал. Думал, побоишься что-либо делать один.

- Сам понимаешь, что с ними я бы все равно не дошел. А так мне надо было убедиться, что она жива. Кстати, где группа? Они все еще не вернулись?

- Они не вернутся сегодня.

- Как так? – Виктор удивленно приподнял брови.

- Вот так. Они решили заночевать в базовом лагере. Восхождение не состоялось.

- Почему?

- Застряли на перилах. Я же тебе рассказывал, что после седловины есть один крутой участок подъема, на котором провешены перила. По идее их провесили для тех, кто спускается с горы вниз на обратном пути, но очень многие пристегиваются к ним еще на подъеме, игнорируя вторую тропу левее. Вот и получается, что несколько групп пристегиваются к перилам и поднимаются по ним с разной скоростью в зависимости от самочувствия участников. Если кто-то сильно устанет или другая группа будет идти навстречу, то считай, что застрять там можно надолго.

Хрипцов слушал внимательно.

- Вот и наша группа застряла на перилах. Простояли на них где-то минут 40. Отстегивать их и уводить на другую тропу или вообще на небольшой бугор между ними Владимир побоялся. Так стояли и мерзли. А когда, наконец, прошли перила и вышли на верх, где до вершины оставалось ну, может, метров 100, забастовали. Идти дальше не захотели. И погода начала резко портиться. В общем, поднажали на нашего Криворукова и заставили спускаться вниз.

- Неужели он тебе сам об этом рассказал? – Виктор удивился еще больше.

- Нет, конечно. Он никогда своих ошибок не признает. Это мне твой сосед «Ромео» рассказал. Они с Милой очень переживали за Асю и позвонили мне, как только добрались до лагеря.

- Но что же они будут делать в лагере еще один день?

- Придумают. У нас же по программе запланирован резервный день на случай непредвиденных обстоятельств. Может, просто выспятся, с утра соберут вещи и спустятся вниз. Или, кто знает, особо упорные, может, снова в ночь на штурм выйдут.

- А такое разве бывает?

- Бывает, почему же нет? Но, как я понял Мишу, настроение в группе после сегодняшнего случая не очень, поэтому никто добровольно сам вновь не полезет. Если только Криворуков сам один не пойдет. Это же ведь человек, который мало считается с мнением клиентов, хоть он и гид.

- Но это же неправильно?

- Неправильно, конечно.

- Но а как же ты с ним тогда работаешь?

- Когда меня к нему только приставили 3 года назад, я был совсем зеленым мальчишкой. Очень горел желанием водить в горы, а в Вове видел хорошего наставника. Но чем больше ходил с ним, тем больше убеждался в том, что у нас слишком разные позиции. Он не любит таких любителей, как ты. Особенно если они с деньгами, могут себе позволить все, что угодно. Да ты и сам, наверное, чувствовал, как он к тебе относится. Один раз, это уже было в базовом лагере, когда мы только заселились, Криворуков вообще сказал мне, что нянчиться с тобой он не собирается. Если с тобой что произойдет, то он не при делах. А я этого так оставить не мог. Это я тебе говорю потому, что уже все позади. Дай мне кружку, - он протянул руку к кружке с чаем.

Виктор молча протянул ему чай. Он о чем-то догадывался, но все равно многое стало для него настоящим откровением. Рябцов сделал несколько глотков. Потом долил в кружку остатки заварки.

- Да ты не переживай так, - Рябцов хлопнул Виктора по плечу. – Все произошло так, как должно было. Я уже неоднократно думал о том, что пора бы найти другого напарника по восхождениям, но постоянно откладывал решение этого вопроса. Теперь все встало на свои места.

- И что же ты будешь делать?

- Когда вернемся в Москву, попрошу директора поставить меня в пару к другому гиду или поменять направление. Если не согласится, тогда…уйду. Поговорю, пока здесь, с Чорой. Может, он мне что-то посоветует. Так что все хорошо на самом деле, и я твой должник.

- Ты сегодня спас Асю, поэтому мы квиты.

- Эээ, нет. Я только оказал Асе необходимую помощь, а помогло ей чудо. Как правило, такие падения заканчиваются куда как хуже. Думаю, сам понимаешь.

- Понимаю, - в голове Виктора тут же сами собой начали склыдваться яркие образы.

Вот она лежит в снегу с неестественно вывернутыми руками и ногами. Лицо стало бледным, как снег. Красивые голубые глаза превратились в стеклышки. На губах застыла мягкая улыбка. Волосы выбились из-под шапки и под дуновением ветра развиваются в разные стороны, задевая ее по носу, но поправить их она не может…Хрипцова аж передернуло, а по коже пробежали мурашки.

- Мерзнешь что ли? – спросил Сергей, позевывая.

- Нет.

- Знаешь, есть очень хорошее высказывание одного нашего известного альпиниста. Ивана Трофимовича Душарина. Он мой кумир в альпинизме. Сейчас попробую процитировать, - Сергей сморщил лоб, что-то проговаривая про себя. – Вот. «Я альпинизм рассматриваю, как уникальную школу делания Человека. Не только сам процесс восхождения. Восхождение – пик, который воспитывает мужество, спортивные качества и т.д. Но есть ещё взаимообщение, взаимообогащение. Это воспитывала культура советского периода.

Делание Человека: умение принимать решение в экстремальных ситуациях при недостатке информации. Это навык, который может пригодиться в любом деле. Те люди, которые прошли школу альпинизма, в обществе, в основном, успешные. Они свои навыки используют в обычной жизни.

Они обладают лучшими качествами. Не говорю, что они идеальные, но, во всяком случае, если взять среднестатистические группы людей: прошедших школу альпинизма и тех, кто не прошёл её, то первые в качественном отношении будут сильно отличаться.

Один из аспектов альпинизма – эффективный способ воспитания людей, подготовки к разным ситуациям, моделям существования. Делание людей высокого качества, высокой пробы. Этот момент утрачивает позиции. Мы пытаемся в этом плане двигаться, использовать предоставляющиеся возможности.

Горы – уникальная среда, чтобы поправить мозги людям любого уровня». Не знаю, Виктор, что у тебя было в голове до этого, но, как мне кажется, после сегодняшнего у тебя мозги встали туда, куда надо.

Сергей негромко засеялся.

- У тебя в таком случае тоже.

Засмеялись уже оба.

- Серега, если завтра еще резервный день, то, значит, мы не сможем с Асей завтра уехать?

- А как ты себе это представляешь? - Рябцов приподнял брови. – Билеты на самолет уже для всех куплены. Будешь новые брать? Это во-первых. Во-вторых, допустим, до Нальчика тебя довезет такси, что вряд ли будет слишком дешево. А от Нальчика до Минеральных вод на чем добираться будешь? Не на общественном же старом автобусе тащиться со всеми вещами и сломанной рукой…Потерпи денек. Он большой роли не сыграет. Я позвоню Чоре и спрошу, может, Асе пока попринимать завтра каких-нибудь обезболивающих. Если что-то подобное есть тут в Терсколе или Азау, сам поищу. А так смысла не вижу.

- Ладно.

- Не переживай так. Пусть завтра отлеживается. Лучшее лечение будет, - Сергей потянулся. – Я уже проголодался. Надо попросить Лейлю приготовить что-нибудь на ужин. Бедная женщина тоже испереживалась вся. Мы с ней переговорили, когда я вас обоих оставил. Ты же будешь ужинать?

- Да.

- Вот и отлично. Пойду тогда поищу хозяйку, - Сергей встал и взял со стола заварник с чашкой.

- На Асю тоже что-нибудь приготовить надо. Я сейчас схожу ее проведаю.

- Обязательно, - крикнул Сергей, удаляясь по тропинке ко входу.

 

 *****

Виктор осторожно приоткрыл дверь в Асин номер. В комнате стало совсем темно. Он на ощупь пробрался к ее кровати и присел на краешек.

- Кто это?

- Виктор. Я думал ты все еще спишь.

- Нет, я уже не сплю. – Ася вздохнула. – Я просто так лежу.

- Как самочувствие? Как рука?

- Рука нормально. Боли я практически не чувствую.

- Это отлично.

- А группа так и не приехала?

- Нет, они не спустятся сегодня.

- Понятно.

В комнате повисло молчание. Каждый хотел столько сказать друг другу, но боялся первым обнажить свои чувства. А дежурный разговор получился очень коротким. Наконец, с силами собралась Ася.

-  Знаешь, я ведь никогда столько не пила. Я вообще мало пью. А на этот раз просто…Просто…Надеюсь, я была не слишком пьяна? Со стороны же не видно. Но под конец за столом я соображала уже очень плохо. Это ты меня до комнаты довел? Не подумай ничего. Я знаю, что выпила очень много, но чувствую себя абсолютно трезвой сейчас.

- Нет, вдвоем с Сергеем. – Виктор отодвинулся чуть дальше на кровати, задев ногу Аси. – Ты не должна переживать по этому поводу. Такая реакция нормальна, и все мы прекрасно это понимаем.

- Спасибо, - тихо проговорила женщина. – До меня только после больницы дошло, что со мной случилось. И самое главное, что могло бы случиться, если бы все получилось по-другому. А там на горе я вообще ни о чем не думала. Шла наверх. Немного отстала от группы. Помню только, что перед падением пропускала человека, который шел на спуск. А те доли секунды, что он проходил мимо меня, я смотрела вниз. Как раз, где обрыв. Мне показалось, что там катается лыжник. И делает это так легко и красиво, что я позавидовала тому, что он там, а я здесь наверху. А в тот момент, когда я снова ступила на тропу, я задела кошками друга о друга и не удержала равновесие. Как упала, сразу почувствовала сильную боль в руке, а потом просто катилась…Наверное, это были только доли секунды, но мне они почему-то показались целой вечностью…

- Мне тоже.

- Знаешь, мне не было страшно. Точнее только первые пару секунд, и то только оттого, что резко изменилась ситуация. А в остальном нет. В фильмах же иногда показывают, что когда человек умирает, то он перед глазами видит всю свою прожитую жизнь. Причем в обратной перемотке. От последнего момента до самого начала, рождения. У меня ничего подобного не было. Я просто катилась и думала о том, что надо остановиться. Это, наверное, от того, что я не видела или не понимала, в какую пропасть лечу. Иначе, я вела бы себя по-другому. Я летела кубарем, долго-долго, как мне показалось. А в какой-то момент я всем телом почувствовала, что склон стал более пологим, и остановилась. Сразу подниматься не стала. Подергала руками и ногами, лежа лицом в снегу. Ныла только левая рука. После этого я села на снег. Хотела встать, но повернула голову назад, и увидела, что ко мне бегут двое людей. Решила дождаться их так. Хорошо, что это оказался Сережа. Я его сначала не узнала. Голова была как в тумане. Он мне что-то громко кричал, кажется «Ася, это я, Сергей! Сергей!», но я его словно не слышала. Второй человек в это время спрашивал меня, как я себя чувствую. Я ответила, что в порядке, только рука болит. Они наложили мне повязку. Потом Сергей кому-то позвонил. Владимиру, я так думаю. Когда он договорил, мужчины разделились. Тот, что был мне незнаком, побежал обратно наверх, а мы пошли по направлению к тропе, откуда стартовали, как мне Сергей пояснил. Вроде бы я не чувствовала усталости, но постоянно хотелось сесть и никуда не идти. Хорошо, что Сережа подбадривал. Без него не дошла бы. А когда вышли к старому ратраку, сели, тут и ты рядом оказался. Извини, что сразу на тебя внимание не обратила. Для меня все так странно было в тот момент.

- Ничего страшного. Я же все понимаю.

- А Сергей действительно с Владимиром говорил? Не знаешь?

- Знаю. С ним он говорил. Они продолжили восхождение.

- Удачно?

- Нет. Об этом тебе лучше Сергей расскажет.

- Хорошо.  

Судя по движениям, Ася присела на кровать.

- Знаешь, когда я села и повернула голову назад, я увидела не только двух бегущих мне на помощь людей, но еще и много-много других, которые стояли наверху на тропе и просто смотрели вниз. Наверное, не каждый день видишь, когда кто-то срывается в обрыв. Столько хлеба и зрелищ сегодня получили…

- Ася, ты не должна так думать. Все, кто стоял наверху в тот момент, искренне переживали за тебя. Никто тебе намеренно беды не желал.

- Знаю. Просто столько разных мыслей в голове крутится и, наверное, не всегда правильных. Когда поднимались в базовый лагерь, при нас вниз к станции «Гара-Баши» спускали тело, а ведь сегодня таким телом могла быть и я. Меня спускали бы точно также. Почему это случилось? Почему случилось именно со мной? Для чего? Какой урок я должна вынести из произошедшего? – Ася на минуту умолкла. – У меня столько «Почему?» накопилось, пока я лежала тут в темноте…

- Это все временно, - Виктор постарался нащупать своей рукой ее здоровую руку и взять в свою. Ася его намерение поняла, и сама протянула правую руку.

- Но одно я точно знаю, - сказала она уже тише. – Я рада, что сегодня рядом со мной был ты. Ты же…специально за мной вниз спустился?

- А вот и та самая развязка, - подумал про себя Виктор. Он долго собирался с мыслями и подбирал слова, пока просто не сказал «Да».

Ася подтянулась поближе к нему и обняла в меру своих несколько ограниченных возможностей.

- Как хорошо, что рядом оказался ты.

Он крепче стиснул ее руку. Очень хотел сказать все, что накипело на душе за этот день. И про то, что, кажется, влюбился в нее. Впервые в жизни влюбился серьезно. Так, что готов был связать с ней весь остаток своей жизни, какой бы она ни сложилась дальше после всех этих разбирательств насчет банкротства и имущества. И про то, что побоялся ее потерять, видя как она кубарем летит в пропасть. И про то, какую радость испытал, узнав, что она жива, только немного ранена. И про то, как сам сегодня смог спуститься вниз, окрыленный этим чувством.

И самое главное про то, что он передул умирать. То, ради чего он затеял всю эту авантюру с поездкой на Эльбрус. Сегодня он стал свидетелем того, как при нем человек сам катился в лапы своей смерти, каждым участком тела чувствуя ледяной склон и уже которой час испытывая боль от многочисленных синяков и только несколько часов назад приведенной в относительный порядок руки. Свидетелем того, как сейчас при нем человек испытывал душевные муки от осознания всего произошедшего. Нет, в мыслях Виктора не было эгоизма по отношению к себе. Типа до него наконец-то дошло, какой он себе способ выбрал. Он просто понял, что как бы у него сейчас не складывались обстоятельства, он все равно предпочел бы жить.

Вот об этом Хрипцов и хотел рассказать Асе. И момент был хороший. Но мужчина никогда в жизни не позволял себе так откровенно проявлять эмоции, тем более с женщинами. Никто ему не говорил, что это не постыдно. Не постыдно говорить о том, что тебя волнует. Не постыдно говорить другому человеку, как он для тебя дорог. Не постыдно говорить все, что у тебя на душе, пусть даже речь получается не складной.

Ася все еще обнимала его, пока он боролся с собой внутри. Но нет! Он не смог пересилить себя и не придумал ничего лучше, как просто сменить тему разговора.

- Ты голодна?

- Ну, честно говоря, хочу уже поесть, - Ася вздохнула прямо перед самым ухом Виктора и опустила руки.

- Бл…- выругался Виктор. – Она же ждала этих слов. – Подумал он про себя, а вслух сказал. – Сергей попросил Лейлу нам что-нибудь приготовить.

- Это отлично, только меня надо в порядок привести. Я, наверное, выгляжу очень потрепанной.

- Не знаю. В темноте я не могу тебя разглядеть, - отшутился Виктор.

- Ну так включи свет. Легче будет, - рассмеявшись, ответила Ася.

Виктор встал с кровати и начал на ощупь пробираться к входной двери, где был выключатель. Наконец, он нащупал сначала дверную ручку, потом переместился на стену и рукой нашарил выключатель.

- Да будет свет, сказал электртрик! – и нажал на него.

От яркого света на пару минут в глазах поплыли темные круги. Он проморгался и посмотрел на Асю. Она сидела на кровати, свесив ноги на пол. Лицо было румяным, в глазах играл веселый огонек, хотя так она не улыбалась. Кудрявые волосы местами свалялись и торчали в разные стороны.

- Мне кажется, в целом, все неплохо. Хотя я поменял бы прическу, - Виктор снова отшутился.

Послышался стук в дверь. Потом она приоткрылась и в проеме засверкала голова Сергея.

- А! Вы уже не спите? Это хорошо! Как самочувствие, Ася?

- Вполне себе терпимое.

- Ну и отлично. Через 20 минут будет готов ужин. Так что спускайтесь вниз в гостиную, - дверь быстро закрылась.

- Для того чтобы сделать новую прическу, времени хватит. Только, если тебе не сложно, ты не мог бы сам мне ее помыть? Сама я буду мучиться очень долго.

- Конечно! – Виктор убежал в ванную включать воду.

Все комментарии - Добавить свой

Комментарии пока отсутствуют ...