Рассказ "Умереть и возродиться на Эльбрусе". Главы 23-25. Кульминация близко

 

1 Октября, 12:49

 

*****

Хрипцов в полудреме валялся на своей койке. Часы показывали начало 11 утра. Сегодня у них был день отдыха перед штурмом вершины. Расстроенный неудачами предыдущих дней и утомленный бессонной ночью накануне он, наконец-то, смог заснуть. Сегодня его уже не мучили кошмары о том, что он задыхается во сне, а сердце бьется неровно и очень непостоянно. В 09:00 утра Владимир поднял группу на завтрак, после которого сразу же удалился из лагеря вместе с дружной троицей из Питера. Судя по обрывкам фраз, которые расслышал Хрипцов, ребята собрались развеяться и спуститься до станции «Гара-Баши», а, может, и дальше. В лагере остались только братья Скворцовы, Миша, Мила и Ася. Сергей на завтраке отсутсвовал. Где пропадали братья, Виктор не имел никакого понятия. Миша и Мила скрылись в комнате отдыха, откуда периодически слышался громкий заливистый смех. Ася тихо лежала на своей койке в другом конце модуля.

Вернувшись с завтрака, Виктор решил еще поспать. «Потом соберусь с мыслями и подумаю, что делать», - подумал он про себя, укрываясь спальником. Мужчина практически заснул, когда в тамбуре послышался громкий топот и внутрь быстро зашел Сергей. Гид настойчиво потряс Хрипцова за плечо. Тот с трудом разлепил глаза и привстал на кровати. Гид был одет по полной: штаны, пуховка, шапка, перчатки и альпинистские ботинки.

- Хрипцов, хватит дрыхнуть! Вставай, идти надо, - Сергей выпрямился и посмотрел на часы.

- Куда идти? – Виктор смотрел на него с непониманием.

- Ты хочешь подняться на вершину или нет? – гид сложил руки на груди.

- Ну…Виктор замялся.

- Короче, Виктор. Без нежностей. Сегодня в ночь штурм. Твои успехи за эти дни были, мягко говоря, не впечатляющими. На то, что ты взойдешь, я не рассчитываю. Но мне важно понимать, что, как бы далеко ты завтра не прошел, у тебя всегда будет четкая картинка того, как нужно идти и что делать. Тем более, что идти мы завтра будем без связки, следовательно, страховать ты будешь себя сам. Иными словами, я должен убедиться, что ты знаешь, как безопасно идти наверх и как, главное, безопасно спуститься вниз. Ты понял меня?

- Вполне, - от сна уже не осталось и следа.

- Поэтому даю тебе 20 минут на попить кофе и сборы. Встречаемся на лавочке. Не забудь захватить с собой кошки, палки и ледоруб.

- А можно мне с вами? – уверенно прозвучал Асин голос. Виктор, не заметивший, как она подошла к ним, встрепенулся. Сергей только слегка развернул голову в ее сторону.

- Ну а почему нет? Лишним не будет.

- Спасибо! – Ася довольно улыбнулась.

- Двадцать минут. - повторил Сергей, открывая дверь в тамбур. – И еще. Сейчас что-то не очень жарко, поэтому оденьтесь потеплее.

Гид вышел, громко хлопнув дверью. За ним выбежала Ася. Хрипцов свесил ноги на кровати и начал нашаривать ботинки, валявшиеся под ней на полу. С неохотой натянул на себя куртку, вышел на улицу и направился к столовой. Наспех выпил горячий крепкий кофе. Когда он был готов, Сергей и Ася уже сидели на скамейке и надевали кошки.

- Присаживайся, - Рябцов встал, уступая место Виктору. – Сразу скажу насчет кошек. Перед выходом на штурм кошки ночью будем одевать здесь внизу. Там в темноте нам некогда будет этим заниматься. Я лично проверю, чтобы вы их одели правильно и туго затянули. Понятно?

- Понятно. - Виктор поднял на него глаза. – А сейчас нормально?

Сергей опустился перед Хрипцовым на колени и перезатянул кошки.

- Теперь нормально, - ответил он, пододвинувшись к Асе, и осмотрел ее ботинки. Ничего поправлять не стал.

- У тебя все хорошо, Ася, - сказал он, вставая. – Готовы? Тогда пошли.

Мужчина накинул на себя рюкзак и зашагал впереди. Ася и Виктор потянулись за ним.

- А далеко мы пойдем? – спросил Хрипцов, раздвигая треккинговые палки.

- Нет. Буквально 50 метров, - Сергей указал на каменную гряду прямо перед ними.

Далее молча пошли за ним. Погода действительно была не очень. Пасмурно. Небольшой туман. Покрапывал дождь с примесью снега.   

 Через 15 минут группа подошла к гряде. Сергей жестом остановил следовавших за ним подопечных и попросил подождать на месте, а сам двинулся вдоль нее.

- Вот тут самое то. Подходите! – остановился он под крутой стеной.

Ася и Виктор подошли к нему.

- Итак, сейчас я проведу короткий инструктаж, чтобы завтра вы понимали, что вообще с вами будет происходить. Мы встаем, завтракаем, экипируемся, на улице одеваем кошки и загружаемся в ратрак. В зависимости от погодных условий он постарается нас максимально близко подвезти к точке старта. Там мы выгружаемся и начинаем движение. Владимир будет идти впереди, я, скорее всего, пойду замыкающим. Темп всей группы обычно выбирается по темпу ходьбы самого слабого из ее участников, но тут пока ничего сказать не могу. – Он покосился на Виктора. – Как выходим на тропу, практически сразу же попадаем на «Косую полку». На подъеме не страшно, а вот на спуске будьте предельно внимательными. Сбоку находится крутой обрыв, и, если вы туда улетите, то шансов выжить практически не будет. После того как закончится полка, начнется перегиб, а за ним – седловина. Это такая ложбина между двумя вершинами, Восточной и Западной. Там мы сделаем привал и выйдем на самый сложный участок тропы. Сначала она будет довольно широкой, а потом раздвоится. Эти 100-150 метров будут достаточно крутыми. На самом сложном участке справа провешены перила, слева тоже есть тропа, но уже без страховки. Скорее всего, мы сразу пристегнемся к перилам и по ним пойдем вверх. Когда пройдем их, то до вершины останется совсем чуть-чуть. Только есть один каверзный момент. Обычно, когда группы начинают движение, они идут, как правило, в одной шеренге. Если в начале мы еще кого-то и сможем обогнать, то на перилах уже нет. Если кто-то застрянет наверху, то нам придется ждать. Иногда очень долго…То же самое, когда начнем спускаться вниз.

Сергей замолк, о чем-то сосредоточенно думая.

- То есть, получается, что группы вообще могут идти друг другу на встречу по этим самым перилам? – спросила Ася.

- Могут, - тяжко вздохнул Сергей.

- А как они расходятся? Почему такое вообще происходит? – продолжила женщина.

- Перила провесили после того, как произошло несколько срывов в этом месте. По идее первоначально предполагали, что ими будут пользоваться те, кто спускается вниз. А те, кто идут наверх, будут идти по соседней. Но практика показывает совершенно другое.

- А чем еще грозит нам то, что мы можем застрять там? – Ася и Сергей продолжили обмениваться репликами. Хрипцов в разговор не встревал, внимательно слушая.

- Ничем хорошим. За недостатком движения вы начнете быстро замерзать, активнее начнет развиваться гипоксия. И погода к обеду на вершине обычно сильно портится, поэтому нужно успеть проскочить как можно раньше.

- А это не «Косую полку» называют «трупогробиком»? - подал голос Виктор.

Сергей от неожиданности даже сконфузился.

- Обрыв внизу, куда слетаются все предметы, которые с этой полки срываются. - ответил он медленно.

- И часто такие случаи происходят? – продолжил Виктор.

- Хватает. Но вы не должны думать о плохом. – Сергей постарался быстро сменить тему. – Если вопросов больше нет, то приступаем к тренировке.

- А во сколько за нами приедет ратрак? – снова задала вопрос Ася.

- Пока не знаю точно. Мы этот вопрос с Владимиром не обсуждали. Но по опыту прошлых походов могу сказать, что мы выезжали часа в три ночи. Что, на мой взгляд, очень поздно.

- Потому что к этому времени будет уже много людей? – высказала догадку женщина.

- Именно. Точное время сообщу позже.

- Спасибо.

- Сейчас нам нужно чуть-чуть потренироваться, потом можно весь день отдыхать. Постарайтесь сегодня хотя бы часов в шесть, семь вечера лечь и немного поспать. А завтра, и я на этом настаиваю, если во время восхождения вы почувствуете себя плохо, сразу же говорите мне! Ничего не утаиваете. Это очень важно. Понятно?

Ася и Виктор угукнули.

- Хорошо. Хватит балаболить. Давайте приступать за дело.

Тренировка растянулась практически на два часа. Больше всего, естественно, досталось Виктору. После очередной череды падений и истеричных окриков Сергея к началу второго часа Хрипцов правильно зашагал в кошках, хотя спуск еще давался тяжело. После этого Рябцов рассказл им про самостраховку с помощью ледоруба и заставил несколько раз пройтись вверх и вниз, опираясь на него одной рукой. Под конец договорились о том, на какие значения выставлять треккинговые палки на подъеме и спуске и с тренировочного склона спустились к гряде.

- Неплохо, хотя могло быть чуть лучше, - резюмировал гид.

Туман понемногу развеялся и выглянуло солнышко. Сергей распаковал рюкзак и достал оттуда термос с чаем.

- Кто-нибудь будет? – он протянул чашку с дымящимся напитком ребятам.

- Я, - Ася протянула руку.

- Запомните, что завтра вы пойдете так, как можете. Не надо не за кем гнаться. Эльбрус – гора хоть и не высокая, но довольно своенравная. Не всем получалось на нее взойти, даже покорителям Эвереста.

- Даже такое может быть? – удивилась Ася, протягивая чай Хрипцову. Тот молча взял чашку.

- И такое.

- А можно поподробнее?

- Ну а что подробнее? Рассказали мне как-то, что во времена Союза сюда приехала группа японских альпинистов во главе со знаменитой Джункой Табей. Это первая женщина в мире, совершившая восхождение на Эверест. До экспедиции на Эльбрус они поднялись на Килиманджаро, самую высокую точку Африки. Здесь сначала должны были поселиться в какой-то гостинице внизу, а потом решили сразу подняться в Приют 11. Ведь они же с самой высокой точки Африки только что спустились! Зачем им акклиматизация. Поднялись сюда, их встретил кто-то из местных спасателей МЧС. Пообедали, а потом они сказали, что выходят на штурм в эту же ночь. Их пытались отговорить, но те не послушались. В ночь вышли, но из-за сильной пурги уже через час спутились вниз, поднявшись всего на 300 метров. На следующую ночь, несмотря на плохую погоду, вышли снова. В итоге 9 человек снимали откуда-то со скал Пастухова, а Табей вместе с другими девушками смогла взойти только на Восточную вершину. Она ниже Западной. Но на обратном пути их пришлось буквально на руках спускать вниз. Вот такие вот дела.

- Интересно, - произнесла Ася, завороженно слушая рассказ Сергея.

- Очень. Допили? – гид покосился на чашку.

- Да, - Хрипцов протянул ему ее.

- Тогда пошли, - он быстро прикрутил ее к термосу, положил в рюкзак, взвалил его на плечо и пошел. – Как раз к обеду придем. – Сверился он с часами.

Ася быстро догнала его и даже слегка вырвалась вперед. Настроение у нее было отличным. Она шла легко и постоянно озиралась вокруг. Рябцов сбавил шаг и поровнялся с отстававшим от них Хрипцовым.

- Виктор,ты не обижайся на меня. Если я на тебя слишком наезжал. – сказал он тихо. – Это же все делается для вашего же блага.

- Да я не обижаюсь, - слукавил Виктор. Он не привык к тому, что кто-то на него орет и делает это на протяжении уже целой недели. Обычно это была его прерогатива. Но от извинений у него потеплело на душе.

- В конце концов, мне за тебя страшно, - добавил Сергей, внимательно следя за передвижениями Аси, которая легко, как бабочка, парила над снегом в лучах окончательно прогялнувшего солнца. -  И за нее тоже.

- А за нее почему? У нее же все хорошо получалось? – спросил Виктор, проследив за взглядом Сергея.

- Предчувствие у меня какое-то нехорошее есть.

- Насчет нее? – Хрипцов нахмурил брови.

- Да. Но, надеюсь, мне только кажется, - Рябцов ускорил шаг и вырвался вперед.

Виктор попытался его нагнать, но тот уже слишком сильно вырвался вперед.

 

*****

Остаток дня после тренировки прошел вялотекуще. По возвращению в базовый лагерь Виктор, Ася и Сергей сразу отправились на обед в столовую, а потом рассосредоточились, кто куда. Сергей засел в комнате отдыха смотреть фильм, Ася читала книгу, а Хрипцов бесцельно нарезал круги по маленькому пяточку лагеря. Он так устал за эти 2 дня наверху в базовом  лагере, что сейчас ему ничего не хотелось. Даже курить. По себе заметил, что с приездом в Приэльбрусье курить стал очень мало. А на самой горе, за исключением той ночи, курить вообще не мог. Сразу становилось тяжело. Просто убить время до начала штурма, а потом будет видно. Решение придет в процессе.

Но развлечение все-таки нашлось. Миша и Мила, которым надоело сидеть в модуле, вышли на улицу и принялись обустраивать рядом с базовым лагерем некое подобие поле для гольфа. Вырыли в рыхлом снегу подобие лунок, обозначали их треккинговыми палками. Вместо мяча для гольфа решили использовать скрученную пару грязных носок, а вместо клюшек – те же палки и остатки деревянных досок, валявшихся в лагере. Конечно, из этой затеи ничего хорошего не получилось. Носки моментально намокли и плохо поддавались ударам неприспособленного инвентаря, да и прыгать по камням, примыкавшим к лагерю, было не очень то удобно. Зато крайне весело. Вскоре к молодым людям присоединились Ася и Сергей. Попробовали по разочку попасть в лунку. Ася, в азарте перепрыгивая с камня на камень, по неосторожности залетела в большую лужу, скрывавшуюся под тонким слоем снега. Холодная вода целиком накрыла альпинистский ботинок и слегка перелилась внутрь. После этого инцидента пришлось игру прекратить и проводить Асю в модуль сушить обувь.

Как раз к этому моменту вернулся Владимир с другой частью группы. Веселые, довольные. Старший гид сразу уединился с Сергеем в столовой. Наверное, пошли обсуждать детали штурма, подумал про себя Виктор. Через полчаса руководители группы огласили им свое решение. План был следующий. Завтрак в 01: 45 ночи. Потом сборы.  На штурм выйти в три часа ночи. На ратраке заехать как можно выше и ближе к старту. Рассчитывали на 5050 метров. После этого пешком уже пойти к вершине. Ведущий группы – Владимир, замыкающий – Сергей. Идем без связок. С собой палки, ледорубы и рюкзаки с личными вещами и едой. Если кто-то почувствует себя плохо и не сможет идти, то Сергей спустит того человека вниз.

После общего собрания группы все разошлись по своим койкам частично собирать вещи. Рябцов помог Виктору собрать рюкзак и прикинуть, что нужно одеть на штурм вершины. После этого пошли на ужин. Наташа, и без того прекрасная хозяйка, на этот раз постаралась просто на славу и устроила всем праздник живота. Борщ, рыба на пару, овощное рагу. Ешь до отвала. А тут еще и забавный японец, только сегодня заселившийся в модуль, всех насмешил. Заходит в столовую и все на какую-то бутылку в руках показает повару. Та сначала долго на него смотрела, понять не могла, что тот от нее хочет. А потом как воскликнет: «Да ради Бога, родной! Пей хоть водку, только не буянь тут!». От этой фразы полегли все в столовой. Оказалось, что японец просил у нее фужеры для грузинского вина, которое ему кто-то подарил внизу. Интересный оказался человек. Пролетел половину мира из Токио в Россию, чтобы принять участие в гонках Elbrus World Race. Как он объяснил, есть несколько видов дистанций, и он принимает участие в забеге непосредственно вокруг горы на 70 с лишним километров. Решил подняться в лагерь для лучшей акклиматизации. Правда, некоторие члены группы, хорошо говорящие на английском, так до конца не поняли, зачем японец так заранее, чуть ли не за две недели, приехал в Приэльбрусье.  Под конец ужина с ним остались только Миша и Мила, остальные начали потихоньку расходиться. Время близилось к семи.

Виктор в числе последних зашел в модуль. Внутри было темно. Отдельные члены группы уже укладывались спать. «Вот это дисциплина», - подумал про себя Хрипцов. Ему, сколько он не пытался, никогда не удавалось рано ложиться спать, даже если на следующий день предстоял ранний подъем и тяжелый режим работы. Мужчина аккуратно прошел в середину модуля и остановился возле кровати Аси. Девушка уже лежала, укутанная спальником. Виктор осторожно потрепал ее по плечу и тихо спросил:

- Ася, ты спишь уже?

- Пока еще нет, - спальник задвигался. Женская фигура слегка приподнялась в кровати.

- Это я, Виктор.

- Я поняла, что это ты.

- Знаешь, я хотел бы тебе кое-что сказать, - начал Хрипцов неуверенно.

- Слушаю, - голос Аси оставался ровным.

- Я хотел бы попросить у тебя прощения. Думаю, я не слишком корректно себя вел позавчера, когда мы ночью разговаривали перед модулем. Нагрубил тебе, а вчера весь день ингнорировал. В общем, извини за некрасивое поведение.

- Хорошо, если ты умеешь признавать собственные ошибки, - после минутного молчания снова послышался ее голос. – Особенно, если это от души.

- А как же иначе? Или ты думаешь, что я перед тобой тут театр разыгрываю?

- Я не это имела в виду.

- А что же?

- А то, что ты осознал и принял свою ошибку. Не просто понял, что совершил ошибку и какую, а понял причину ее возникновения.

- Тьфу, блин, - Виктор в секунду загорелся, как спичка, и хотел еще что-то сказать, но передумал. Иначе опять выйдет спор и придется извиняться уже дважды. – Спокойной ночи.

Мужчина встал с краешка кровати, на который он успел до этого присесть, и выпрямился.

- Спокойной ночи, - ответила Ася, снова с головой укутываясь спальником.

Хрипцов хмыкнул и прошел к себе. Когда это было видно, чтобы он извинялся перед женщиной? Разве недостаточно того, что он извинился за свое поведение? Ан нет. От него требовали еще установления каких-то причинно-следственных связей о мотивах своих поступков. Бред какой-то. И чтобы он смог ей ответить? Извини, у нас слишком разное представление обо всем? Или ты чересчур лезешь в мою жизнь? Или ты в отличие от меня придаешь значение абсолютно всем вещам? А, может, я слишком часто стал думать о тебе, и ты, как назло, постоянно подогреваешь мой интерес своими поступками и разговорами?

Виктор улегся на койку и укрылся. Будильник специально не стал заводить, так как было очевидно, что шум, создаваемый коллективными сборами, все равно его разбудит. Взведенный получившимся разговором, про восхождение думал мало. Хотя, наверное, это было неправильно. Как человек, он сейчас не имел в виду себя, может не волноваться накануне сбытия своей заветной мечты? Испытывать благоговейного трепета и в то же время страха, что что-то может не получится?

 

*****

Виктор все-таки сколько то смог поспать. Сколько именно – так и не понял, хотя когда лег, постоянно поглядывал на часы на телефоне. Вполне ожидаемо проснулся от шума в модуле. Кто-то вышел в тамбур, громко хлопнув за собой дверью. Хрипцов посмотрел на часы. Было всего 01:07. «Еще 15 минут полежу», - подумал он, поворачиваясь на бок к стене. Но шум уже не прекращался. Вслед за первым в тамбур вышел и второй, и третий. Мужчина выругался про себя, что у кого-то скипидар в одном месте горит, но делать нечего. Пришлось встать. Как раз в этот момент мимо него прошла Ася. Хрипцов быстро опустил ноги в шлепки, схватил с крючка куртку и вышел на улицу вслед за ней. Дунуло морозной свежестью.

После уборной сразу прошел в столовую. Завтракали уже по-скромному овсяной кашей и бутербродами с сыром. На столе раздачи Наташа оставила для всех пайки – апельсины, шоколадки, сухофрукты и бутерброды.

- Термос заварил? – спросил Сергей, проходя мимо Виктора, заберавшего себе полиэтеленовый пакет с пайком.

- Нет еще.

- Не забудь. Прямо сейчас сделай.

Виктор пошел немедленно исполнять приказ гида. Когда вернулся из столовой с заваренным чаем, жизнь в модуле уже бурлила вовсю. Вместо вчерашней веселости сейчас на лицах восходителей отпечаталось выражение глубокой сосредоточенности. Собирались молча и быстро. Хрипцов уложил термос в рюкзак и начал один за другим надевать на себя весь штурмовой наряд. Поверх термобелья флиска и обычные треккинговые штаны, дальше мембранные штаны и ветровка, поверх ветровки – пуховка. Под шапку сначала хотел одеть балаклаву, но потом передумал. И без нее трудно было дышать. Долго возился с гамашами, пока не подошел Сергей и не помог. Потом тот критическим взглядом оглядел Хрипцова, одобрительно кивнул головой и велел выходить на улицу одевать кошки, а сам пошел к Асе.

На улице мужчина пристроился на одной из скамеек. За ним потихоньку подтягивались и другие. Рябцов с Асей подошли как раз тогда, когда Виктор пытался завязать кошки на ботинках.

- Эй, эй, стой! Опять неправильно, - гид присел перед Хрипцовым на корточки и начал все перевязывать. Виктор внимательно следил за тем, как быстро и ловко на холоде работают руки Сергея.

- Готово, - сказал он, подняв голову вверх, - А теперь Ася!

Виктор встал и уступил место женщине. Пока ждал их, к лагерю подъехал ратрак.

- Вот так, - Сергей встал с корточек, - Готово! Можете потихоньку идти к ратраку и усаживаться, а я сейчас догоню. Свои быстро надену.

Виктор вышел вперед и перед грядой подал Асе руку, чтобы той было легче в кошках переступать по большим камням. Та еле коснулась его руки и зашагала параллельно. Влезть на машину им помогли другие участники штурма, которые уже там сидели. Ася и Виктор пристроились на скамейке рядом.

Последним в кабину водителя сел Владимир. Машина еще с минуту постояла, а потом задергалась и резко тронулась. Поехали.

«Вот оно», - подумал Хрипцов, когда ратрак вырулил на главную дорогу и медленно пополз наверх. Момент настал, только мужчина для себя так до сих пор ничего и не решил. Пока после подъема собирался, вообще ни о чем не думал. Сейчас же думать было неудобно. Мешало холодное сидение, в глаза бил неслабый, но тем не менее противный ветер. Вокруг была темнота, которую слабо разбивал свет ратрака и налобные фонари каждого из участников штурма. Иногда они вырывали из пространства одинокие фигурки других восходителей, которые пешком с других лагерей шли к своей цели. Где-то сзади мигали фонари другого ратрака, следовавшего за ними.

Сколько это продолжалось, Виктор не заметил. Плотно зажатый с обеих сторон Асей и Сергеем, он не мог унять внутреннюю дрожь, которая проняла его от макушки до пяток. Ему все казалось, что ратрак едет не вверх, а вниз, и он сам едет вниз вместе с ним. Не те ли это галлюцинации, про которые он наслышался от Михаила? Не слишком ли рано? Как могут эти люди вокруг него ехать с такими невозмутимыми выражениями лиц? Неужели им нестрашно от давящей сверху черноты, холодных порывов ветра и неизвестности, в которую их несла машина?

Пока Хрипцов пытался совладать со своими чувствами, поднялись наверх. Сначала встали на две минуты, потом ратрак снова сильно задергался и попробовал проехать еще чуть вперед. Но также резко затормозил на месте. После двух последующих бесплодных попыток из водительской кабины вылез Владимир и громко крикнул всем ссаживаться. По его недовольному голосу стало понятно, что что-то уже пошло не так. Как оказалось, сегодня машина не может проехать выше 4800 метров. То есть стартовать им придется не с 5050, а несколько ниже. Старший гид попробовал было еще раз поговорить с водителем машины, но тот только отрицательно замотал головой и активно замахал руками. Уговоры закончились ничем.

Группа сгрудилась сбоку, ожидая распоряжений старшего гида. Криворуков подошел к своим подопечным, сказал, что сегодня погода не позволяет им подняться на машине еще выше, поэтому стартовать придется отсюда. Дал 5 минут на проверку снаряжения перед тем, как выдвинуться.

- Так, - Сергей подошел к Асе и Виктору, - еще раз повторяю. Идем в своем темпе. Ни за кем не гонемся. Почувствовали себя плохо, сразу сказали мне. Не молчим. Устали – остановились на минуту или две. Тоже совершенно спокойно.

Мужчина согнулся и начал осматривать ботинки своих подопечных.

- Если не будет сильного ветра, солнцезащитные очки оденем чуть позже, когда начнет светать. Запомнили?

Хрипцов и Ася согласно кивнули головой.

- И вот еще один момент. Сейчас, когда начнем подниматься, первые 1,5-2 часа будет холодно. Поэтому старайтесь активнее шевелить внутри ногами и руками, чтобы не замерзнуть. Этот момент нужно просто перетерпеть, а потом будет уже легче. Договорились.

Мужчина и женщина снова кивнули в знак подтверждения.

- Ну и отлично. Самое главное – не беспокойтесь. Я иду сзади вас.

Виктор вконец расстроился, но делать уже было нечего. Пока Рябцов давал последние наставления, Хрипцов постоянно смотрел по сторонам. Здесь наверху он впервые почувствовал себя таким маленьким и беспомощным по сравнению с окружающей стихией. Она вселяла в него такой страх, который он не испытывал даже во время предыдущих выходов, запомнившихся различными неприятными эксцесами. Виктор стоял и надеялся, что это мерзкое ощущение вызвано не большой высотой, а скорее чернотой ночи. Стоит только выйти солнцу, и все сразу пропадет, как ветром сдует.

Владимир подал знак, и вся группа по шеренге потянулась за ним. Виктор пропустил Асю вперед и пошел следом за ней. Замыкал их шествие Сергей Рябцов.

Хрипцов несколько раз вздрогнул, как бы сбрасывая с себя все сомнения. Сердце пока что бешено колотилось в груди. Нужно, чтобы его ритм подстроился под ритм шагов или наоборот. Часто и тяжело дышал. Сам себя уговаривал успокоиться, чтобы идти было легче. Раз – шаг вперед и вдох, два – другой шаг вперед и выдох, и снова раз – шаг вперед и вдох, два – шаг и выдох…Кошки хорошо врезались в снег, но все равно Виктор практически постоянно смотрел себе под ноги. Так внутренне было как-то побезопаснее. Да и на что смотреть? На темноту? Только где-то сверху и сбоку мигали фонари других восходителей, растворяясь в ночи. Ася впереди шла ровно и спокойно. Хрипцов немного успокоился, глядя ей вслед, и даже оторвал голову от снега, сосредоточив взгляд где-то посередине ее спины.

На 5050 подошли, когда уже в горах забрезжил рассвет. Это была где-то половина шестого утра. Сделали там небольшой привал. Вся группа, за исключением Виктора и Аси, шла чуть быстрее, поэтому у контрольной точки дожидась ребят уже с расчехленными рюкзаками и откупоренными термосами. Хрипцов, Ася и Сергей подошли последними.

- Как самочувствие? – Сергей расчехлял свой рюкзак.

- Голова немного болит, в остальном нормально, - сказала Ася бодро.

- Анальгинчику будешь? – спросил ее младший гид, выпрямляясь с чашкой чая.

- Нет, думаю, без него справлюсь.

- Ну смотри. Если что, сразу говори. А пока, - Рябцов протянул стакан Асе и снова полез в рюкзак, - скушай пару штучек аскорбинки. Сразу полегчает.

Женщина взяла из его рук баночку с драже.

- Спасибо.

- А ты как, Виктор?

- Терпимо, - ответил Хрипцов несколько устало.

Сергей внимательно посмотрел на него, а потом куда-то за их спинами вниз.

- Сколько людей уже за нами тянется…сказал он в задумчивости вслух.

И тут же, как бы в подтверждение его слов, откуда-то снизу послышалась громкая энергичная электронная музыка, которая становилась все ближе и ближе к ним. Виктору показалось, уж не галлюцинации у него начались.

- Что это? – спросил он Рябцова с некоторой опаской в голосе.

- Да вон группа одна снизу поднимается с беспроводной колонкой.

- Фух, - выдохнул про себя Хрипцов. Значит, он еще не так плох, и эти звуки ему не померещились.

- Идиоты, блин, - выругался Сергей, - У людей голова трещит на такой высоте, а они музон врубили на полную катушку, чтобы веселее было.

Он тяжело вздохнул и начал собирать рюкзак.

- Кстати, насчет них. Они идут довольно быстро, поэтому на каком-то этапе точно обгонят нас. Ни в коем случае не уходим с тропы! Если надо будет, они сами обгонят нас сбоку по насыпи, сами никаких лишних действий не предпринимаем! Сами уходим на насыпь только в крайнем случае. Запомнили?

- Да, - также бодро ответила Ася.

- Да, - сухо отозвался Виктор.

- Хорошо, - сказал Сергей, надевая на себя рюкзак. Сейчас предельно внимательно. Мы выходим на «Косую полку». Ася, Виктор, потом я. Пошли!

Виктор снова вздохнул. Пошли дальше. Вышли на узкую тропу и стали подниматься по ней вверх. Уже окончательно рассвело. Мужчина натянул на глаза горнолыжные очки, которые они достали во время привала. Остальная группа вырвалась вперед. Шли молча. Хрипцов тяжело переставлял ноги, медленно поднимаясь наверх. Где-то сзади него, рассекая окружающую тишину, начали доноситься назойливые звуки «Бум-бум-бум». Виктор несколько раз проморгался, думая, что ему снова что-то мерещится. Но потом вспомнил, что, должно быть, их просто нагоняет группа с беспроводной колонкой. Сам того не заметил, как повернул голову назад, проверяя свою догадку, за что тут же получил громкое словесное внушение от Сергея: «Куда поворачиваешься?? Смотреть только вперед перед собой!». Виктор повернул голову обратно, но на громкий звук успела повернуться Ася. Она стояла на месте вполоборота, смотря вниз.

- Что случилось, Виктор?

- Ничего. Не обращай внимание, - Виктор продолжил медленно подниматься ей навстречу.

Женщина развернулась на месте, слегка качнувшись в сторону при развороте. Это произошло молниеностно, но Хрипцов успел заметить и слегка напрягся. Но все обошлось.

А, между тем, ритмичные электронные звуки становились все ближе и громче. Потом они переместились чуть правее, видимо, группа решила пойти на опережение. Хрипцов слышал, как Сергей, стараясь перекричать колонку, ругался на руководителя чужой группы за такое беспардонное нарушение тишины. Виктор ответа не расслышал, зато заметил, как мимо него стройным рядом сбоку по снежной насыпи быстро проходят человек 6-7 мужчин. Хрипцов перевел взгляд с них вверх на спину Аси…

Женщина шла очень медленно, почему-то постоянно посматривая налево вниз, где находился обрыв. Мужчина с колонкой и все, кто следовал за ним, по одному сворачивали на тропу практически перед самым ее носом. В тот момент, когда крайний участник чужой группы сходил на тропу, Ася чуть ускорила шаг и, продолжая смотреть куда-то вниз, врезалась в спину человека, шедшего перед ней. Тот, наверное, был уверен, что женщина просто стоит и пропускает его. Но он то успел отскочить вперед и спокойно продолжить движение, а вот Ася…

Она повернула голову наверх, глядя вслед быстро уходившему от нее другому восходителю. Занесла левую ногу вверх, чтобы сделать следующий шаг. Но нога вместо того, чтобы угодить ровно в снег, кошками зацепилась за другой ботинок. Пытаясь отцепить ногу и снова ее приподнять, Ася качнулась и…

Удар, короткий крик, и она покатилась вниз по крутому ледяному склону вниз к обрыву…

Все комментарии - Добавить свой

Комментарии пока отсутствуют ...