Рассказ "Умереть и возродиться на Эльбрусе". Главы 14-17

 

30 Сентября, 13:28

Добрый день, друзья! Извините за задержку с выкладкой очередных глав. До этого не было возможности:( Наверстываю упущенное. Приятного чтения!

 

*****

- Только не говорите, что вы собираетесь так идти, - Михаил критически оглядывал Виктора с головы до ног. После завтрака они снова поднялись в номер, чтобы взять с собой вещи для первого похода. Точнее вещи как раз взял только «Ромео». Виктор же как стоял в треккинговых штанах и футболке, так никуда и не шелохнулся. Только мобильный телефон засунул в карманы штанов.

- А где же ваш рюкзак? – строго спросил молодой человек.

- А зачем он мне? – вполне невинно ответил вопросом Хрипцов.

- Ну как же. Взять с собой хотя бы термос с чаем или воды, еду, медикаменты, крем от загара, солнцезащитные очки, панаму…

Виктор молчал.

- Неет? – протянул Миша. – Ну ладно…Я вижу, вы в ступоре. Давайте поступим следующим образом, - он быстро зашагал по комнате. – На сегодня я попрошу рюкзак у своей девушки. Мы все уложим в один, а вам я отдам свой. Крем, очки и панаму тоже можете взять мои. Что у вас с обувкой?

- Только вот это, - Виктор показал на свои кроссовки.

- А треккинговые палки есть?

- Нет.

- Неважно вы что-то подготовились, - в задумчивости произнес сосед.

- А что, мне все то, что вы перечислили, нужно в обязательном порядке? Без этого никак? – спросил Хрипцов уже более серьезным голосом.

- Как бы да, если хотите ходить по горам. Так, сейчас уже нет времени долго рассусоливать. Поступим так. Выход у нас сегодня предстоит несложный и короткий по времени. Часа на 3-4. Думаю, в таких кроссовках вы с ним вполне справитесь. Наверх так точно. Если вниз спускаться будет скользко, я дам вам свои треккинговые палки для опоры. Рюкзак тоже дам на сегодня. Только, чур, поаккуратнее с ним. А как только вернемся с выхода, советую вам обратиться к Владимиру или Сергею или сразу же самому спуститься в прокат и взять там все необходимое. Нормальные треккинговые ботинки пригодятся еще тут, а рюкзак и палки – и тут, и на горе во время штурма. Думаю, если попросите кого-то из гидов вам помочь, они вам не откажут. Хорошо?

- Да.

- Тогда я сейчас вернусь, - и Михаил исчез из номера.

- «Вот уж не думал, что все так замороченно будет», - подумал про себя Виктор.

Но перечить не стал. В конце концов, ему нужно в целости и сохранности добраться до базового лагеря на горе. Будет крайне глупо где-нибудь здесь внизу сломать себе руку или ногу, а, может, и шею. Вот такой парадокс. Специально приехал за этим, но совершить действие нужно непременно на Эльбрусе и никак иначе. Через пару минут вернулся молодой человек. Он нес в руке другой рюкзак, который, верно, принадлежал его невесте.

- Все в порядке. Мы с Милой сегодня справимся с одним рюкзаком. Забирайте мой, - и пододвинул его ближе к Виктору. – Только не забудьте сейчас намазаться кремом. И можно, наверное, сразу надеть очки. Там уже довольно жарко.

Хрипцов послушно исполнил все команды и взвалил на себя легкий треккинговый рюкзак. «Ну теперь настоящий турист», - пошутил он про себя.

Спустились вниз и вышли на улицу. Группа уже стояла наготове. Миша похлопал Виктора по плечу, сказав, что тот может в любой момент рассчитывать на его помощь, и отошел к своей девушке. Хрипцов остался один. Скоро появились гиды. Всех пересчитали и выдвинулись вперед.

Цель на сегодня – водопад Девьчьи косы, который находится на высоте приблизительно в 2800 метров над уровнем моря. Если состояние участиников похода позволит, то пойдут дальше к Обсерватории на высоте приблизительно в 3100 метров.

Сначала пошли вдоль автомобильной дороги и вошли в поселок, потом у мечети перешли дорогу и вдоль ярко зеленых мусорных баков пошли по тропинке наверх. Прошли какие-то развалившиеся сараи и уперлись в калитку, у которой дежурил плотный невысокий мужчина на УАЗике цвета «хаки». Как объяснили гиды, сотрудник национального парка Приэльбрусья, который собирал мзду за проход на тропу. Это нововведение появилось не столь давно и позиционировалось, как вынужденная мера по привлечению дополнительных средств на развитие парка. Платить туристы платили, да вот только местные изменений не наблюдали. По крайней мере на этой тропе. Как была, такой и осталась. Поэтому и отношение к получению такого пермита было не самое лучшее. Просто лишний способ взять денег. Тем более, что охрана работала крайне нестабильно, в чем Хрипцов убедился несколькими часами позже. Когда возвращались обратно, машины национального парка возле калитки и в помине не было. Раз попались, заплатили и пошли дальше. Тропа пока петляла по лесу в тени.  

Когда пошли, уже ни на что не отвлекаясь, Виктор смог получше разглядеть участников восхождения, чьи презентации о самих себе за праздничным ужином он вчера пропустил. Итак, впереди шел старший гид Владимир Криворуков. Сразу же за ним шла троица мужчин, дружная компания из Питера. Всем мужикам лет так за 45, а, может, уже и ближе к полтиннику. С небольшими «трудовыми мозолями», но при этом крепкие  и быстрые. Дальше шла двойка – братья Скворцовы, Никита и Арсений. Один из них выглядел лет на 30, второй – совсем молодой. Наверное, лет 18-19. Они шли особняком, о чем-то постоянно переговариваясь. Потом на некотором расстоянии от них поднимались наверх «Ромео» и «Джульетта» - Миша и Мила. Милу Виктор внимательно разглядел еще вчера. Что сказать? Внешне друг другу хорошо подходили. Выглядели мило, идя за ручку. Конечно, ночная переписка молодых людей Хрипцова изряздно позлила, но, в конце концов, он оттаял от проявленной по отношению к нему заботы и внимания. Уже сейчас понимал, что без любезно одолженных солнцезащитных очков и крема от загара ему было бы совсем худо. Солнце уже изрядко припекало, несколько щекоча смазанную кремом кожу. В общем, Миша вызывал уважение, и Виктор думал, что молодой человек вряд ли откажет ему после похода чуть больше рассказать об Эльбрусе и всем, что связано с ним.

Потом шла Ася. После ночного происшествия Виктору не терпелось с ней поближе познакомиться, но решил отложить это ответственное дело до ближайшего привала или самого водопада. Потому как идти и параллельно разговаривать Хрипцову было крайне неудобно. Пока расспрашивал младшего гида Сергея обо всех участниках группы, заработал себе одышку и учащенное сердцебиение. Все-таки нетренированный организм давал о себе знать.

Через какое-то время лес расступился и представил взору прекрасную панораму огромного Кавказского хребта. Широкая каменная тропа вывела в зону альпийского разнотравья. Дорога местами стала круче и повела вдоль склона горы мимо камнепадов. Как раз после выхода из леса сделали первый привал. Все повытаскивали фотоаппараты и телефоны и начали фотографировать открывшиеся виды.

- Обратите внимание, - Владимир важно прохаживался между туристами, - вот где-то отсюда открывается вид на знаменитый ледник «Семерка» - настоящее чудо, совторенное природой.

- А почему «Семерка»? - спросил, подходя к группе запыхавшийся Виктор.

- Потому что он своей формой напоминает цифру «семь». Вы можете сами в этом убедиться.

- Ладно, спасибо, - Хрипцов аккуратно поставил рюкзак на землю. Будь возможность, кинул бы надоевшую тяжесть, по началу казавшейся очень легкой. Но это была чужая собственность, и поэтому она требовала особого отношения. Об этом Виктор еще помнил. Вышли на открытое пространство. Небо, бывшее во время старта их выхода абсолютно чистым, начало потихоньку затягиваться тучами. На этой высоте подул неприяный ветер. Виктор стоял и соображал, надевать ему легкую ветровку или нет. Решил, что пока так дойдет. В общей фотосессии участия не принимал. Лишний раз не хотел переставлять ноги. Рассматривал отвесные скалы, на которых росли различные цветы.

- А вот с них может что-нибудь упасть? – боязливо спросил он проходившего мимо Криворукова.

- Конечно, может.

- И что тогда делать?

- Внимательно смотреть наверх и, если что, сразу бежать вниз, - Владимир вполголоса рассмеялся.

Виктор поежился. Страшилок только тут не хватало.

Пошли. Хрипцов сразу отстал. Слишком внимательно вглядывался наверх, абсолютно не смотря под ноги. Отошел подальше от скал к другому краю тропы, с другой стороны которой находился обрыв. Один раз подскользнулся и чуть не упал.

- Виктор, осторожно!

Кто-то окликнул мужчину сверху. Это оказался второй гид Сергей Рябцов, - Вы идете практически у самого обрыва. Отойдите подальше. Тропа же широкая.

- Да, а если камни начнут падать? – Виктор медленно переместился в центр и для большей убедительности еще раз посмотрел на отвесные стены.

- Внимательность хороша, но недо такой степени. Падать с такого обрыва тоже не самое приятное занятие.

Виктор тяжело вздохнул. На первый взгляд, один гид говорил одно, другой – другое. Как их понять? Хрипцов сплюнул и, как мог, зашагал дальше. Людей на тропе было очень много. Причем нашлись и те, которые уже спускались вниз. То ли они встали в самую рань, то ли успели так быстро до него дойти. Самое удивительное, что отметил про себя бизнесмен, было то, что все они здоровались с теми, кто снизу шел им навстречу. Сначала Виктор подумал, что ослышался, но когда обращение «Здравствуйте» прозвучало и в пятый, и в шестой раз, то понял, что, наверное, так должно быть. Для этого есть какой-то смысл. Надо будет потом расспросить Мишу. Много попадалось детей. Они, как кузнечики, ловко прыгали по камням туда-сюда, умудряясь при этом делать это наперегонки. «Взрослых на них нет», - ругался про себя Хрипцов, уворачиваясь от сорванцов.

Когда из-за поворота показался водопад, мужчина испытал неимоверное облегчение. Не привычный к физическим нагрузкам, он очень устал. Утомило постоянное чередование жаркого солнца с тяжелыми дождевыми тучами. В зависимости от того, что было на небе, было то очень жарко, то несколько прохладно и даже холодно. Ветровку все-таки достал, но постоянно то снимал, то одевал. Так промучался до самого водопада. Неприятно удивился тому, что широкая дорога уходила вверх, а к самим Девьчьим косам вела узкая горная тропинка, рассчитанная на одного человека. Все бы ничего. В самом начале тропинка была вполне нормальной. Ближе к водопаду она начинала петлять между высоких камней, которые с одной стороны обрамляли водоем. Скользкие, высокие, неудобные. Как между них спускаться обратно? Виктор попробовал найти себе место для привала подальше от водопада, чтобы держаться подальше от валунов. Все остальные наоборот в меру возможностей постарались расположиться поближе к воде. Что было не так то и просто. Подход к водопаду и вся гряда возле него была сплошь усыпана людьми, которых тут по очень приблизительным подсчетам набиралось человек 60. Выше всего расселась группа детей в возрасте от 7 до 12 лет. Журчание воды с трудом перебивало их крики.

Хрипцов сел на траве подальше ото всех. Вытянул гудящие от ходьбы ноги вперед. Спину сгорбил. Ничего не хотелось. Только закурить. По привычке полез в карманы брюк, но вспомнил, что пачка сигарет осталась в джинсах, в которых он вчера прилетел. Выругался про себя. День не задался с самого утра. А те три часа или больше, что поднимались сюда, вообще показались для него вечностью. Устал, как собака. А тут еще такой накол с сигаретами.

Пока мысли Виктора по кругу ходили у него в голове, и он продолжал себя мысленно жалеть, кто-то тихо подошел к нему сбоку и присел. Мужчина шелохнулся только тогда, когда рядом послышался короткий вскрик и в следующую секунду вниз по склону покатилось большое красное яблоко.

- Ой, я, кажется, плохо завязала пакет, - голос явно принадлежал Асе. «Надо же, рыбка сама заплыла в сети», - подумал про себя Хрипцов. Даже не придется придумывать предлог, чтобы познакомиться первому.

- Давайте я попробую его подобрать, - Виктор решил поиграть в галантность и даже сделал легкое усилие, чтобы оттолкнуться от земли.

- Ладно, природа примет. Сидите. Кстати, будете?

Виктор не успел открыть рот, когда женщина сама себе ответила:

- Ну, конечно, что я спрашиваю. Сейчас сполосну, - и быстро упорхнула в сторону воды. Хрипцов только и успел заметить, как мелькнула ее красная куртка.

- Шустра, однако, - обдумывал он дальнейшую линию поведения. Наверное, в этой ситуации подойдет быть не слишком многословным, немного грубоватым и прямолинейным. Такие с виду хрупкие девушки, как она, любят проявление мужской силы.

- Угощайтесь, - между его ногами и ногами Аси возник мокрый пакет с яблоками.

- Спасибо, - Виктор достал одно яблоко и надкусил его. – Вас, кажется, Ася зовут?

- Да, все верно. А вы Виктор?

- Да.

- Бизнесмен из Москвы. И каким же видом бизнеса вы занимаетесь, если это не секрет?

- Поставками иностранного оборудования, - солгал Виктор. Открывать истинный род деятельности ему не хотелось. И дабы предупредить лишние вопросы с другой стороны, он поспешил спросить в ответ. – А вы чем занимаетесь?

- Я стоматолог.

- У вас частная клиника или вы на кого-то трудитесь?

- Пока на «дядю».

- А что так?

- Опыта набираюсь.

- По вам не скажешь, что вы только вчера закончили ВУЗ.

- Ну и комплимент про мой возраст, - девушка зашлась от смеха, - Да, не вчера. Но мастером пока не стала. Это же не просто перепродавать что-то.

- Вот только не надо этого. Не говорите, что перепродажами или поставками заниматься, как расплюнуть. Все могут. А вот вы…Кстати, я наоборот не понимаю, как можно выбрать себе профессию целенаправленно копаться в чужих зубах. И делать это всю жизнь?

- Я вовсе не хотела ущемить ваш вид деятельности. Даже не думала об этом. А стоматология…Ну знаете, меня это не напрягает. Скорее наоборот. У меня это уже настолько внутри сидит, что в каком бы новом месте я ни была, я автоматом начинаю прикидывать, сколько людей живет в конкретном доме, улице и сколько в сумме у всех зубов. А скольким из них требуется поменять пломбу или поставить брекеты, или удалить зуб мудрости…

- Ооо…только не говорите, что вы уже нас всех в группе успели пересчитать.

- Успела, - Ася покраснела.

- Замечательно…Надеюсь, в рот вы мне не полезете мои зубы осмотривать? – заявил Виктор возмущенно, причем не наигранно, а от всего сердца.

- Фуу, как грубо, - Ася продолжала улыбаться, - Я никого заставлять не собираюсь. Но бесплатную консультацию дать вам могла бы.

- Спасибо, пожалуй, в другой раз.

- Как хотите. Было бы предложено.

Замолчали. Первый эмоциональный всплеск прошел. Хрипцов догрыз яблоко и запульнул огрызок куда-то вниз. Первичная информация получена. Что еще можно разузнать о ней?

- Почему вы приехали одна? Я успел заметить, что сюда как-то больше парами или группами приезжают. Одиночек не так-то и много.

- Так получилось. Увы, у меня нет еще друзей из этой среды, которые разделяли бы мое увлечение.

- Вот как. И не грустно одной?

- А зачем грустить? Всегда можно с кем-нибудь познакомиться.

- «А вот это молодец, в точку!», - подумал про себя Хрипцов.

- А вы почему один? – задала ему тот же вопрос Ася.

- У меня тоже, в своем роде, нет таких людей, которые могут поддержать мое увлечение.

Женщина хотела что-то сказать, но их разговор прервал Владимир.

- Собирайтесь, мы выходим, - и неспеша прошел вперед по горной тропинке. Хрипцов, кряхтя, встал с земли. Ася успела вскочить еще до того, как он подумал подать ей руку.

Когда с горной тропинки вышли обратно на дорогу сразу встали.

- Так, как общее самочувствие? Давайте решим, пойдем мы выше до Обсерватории или начнем спуск сейчас? – спросил участников группы старший гид Владимир.

- Я не смогу, - быстро выпалил Виктор.

Владимир молча оглядел бизнесмена с головы до ног и повернулся к другим, ожидая ответа еще от кого-нибудь. После повтора вопроса пара человек ответила, что на сегодня этой прогулки в принципе достаточно.

- Хорошо, - ответил небрежно Криворуков, - тогда спускаемся обратно.

Хрипцов облегченно вздохнул. Хотя одно обстоятельство начинало его раздражать. А именно поведение Владимира. За свою немалую предпринимательскую карьеру Виктор успел пообщаться, передружиться и разругаться с огромным количеством людей, которые были его партнерами, поставщиками, инвесторами, клиентами. За годы общения он научился тонко улавливать настроения людей и их отношение к тебе. Поэтому стоило ему во второй или третий раз сегодня глянуть на Криворукова, как он понял, что гид его недолюбливает. Непонятно только, почему. Но в этом он еще разбереться.

По своей неосведомленности и глупости Хрипцов думал, что спускаться вниз будет гораздо проще, чем подниматься. На деле же оказалось, что его спортивные кроссовки жутко скользят, а поэтому передвигаться ему нужно очень медленно и аккуратно, буквально полуприседя, сильно согнув ноги в коленях. Миша с Милой убежали далеко вперед, а потому попросить у них треккинговые палки он не мог. Несмотря на все меры предосторожности, в одном месте все-таки упал. Хорошо, что там было еще не так круто. Отшиб себе всю попу и, кажется, еще руку. Пока поднялся и похрамывая спускался вниз, отстал еще больше. В лесу, в теньке группа организовала очередной привал, дожидаясь его. Завидев Виктора, Владимир Криворуков с нотками недовольства в голосе полюбопытствовал, что случилось. Хрипцову пришлось сознаться, что упал по пути. Буркнув «Ладно», Владимир велел всем собираться, даже не дав двух минут отдышаться бизнесмену.

Так и дошли вниз. На подходе к гостинице, находившейся немного за пределами Терскола, даже уже не пытался угнаться за другими участниками группы, которые сиганули так, что ему и не снилось. Молча доковылял до гостиницы и зашел к себе в номер. К счастью, Миша был там. Виктор поблагодарил его за одолженный рюкзак и попросил напомнить, в каком номере остановились гиды. Взял с собой кошелек и на всякий случай паспорт. Спустился на первый этаж. На стук в дверь никто не открыл, поэтому он сам толкнул входную дверь. Владимир лежал на кровати, что-то делая на ноутбуке. Хрипцов подошел поближе к нему и спросил, не может ли тот помочь ему со снаряжением.

- Снаряжение мы будем подбирать в день подъема в базовый лагерь. Не забегайте так далеко вперед.

- Я знаю. Но мне нужно кое-что, чтобы ходить еще тут.

- Это что, например?

- Треккинговые ботинки и палки, хотя бы…

- Ааа, - Владимир так и не оторвал взгляда от экрана ноутбука. – Ну возьмите с собой Сергея и спуститесь с ним в прокат тут же в этом здании.

- А где я могу его найти?

- Он где-то тут в гостинице.

- А вы мне не можете помочь?

- Извините, но я организационные вопросы пока решаю.

Виктору показалось, что Криворуков, произнося эту фразу, стал даже как-то активнее стучать по клавиатуре. Не попрощавшись, он молча вышел в коридор. «Вот говнюк», - выругался про себя Хрипцов, - «Где я тут буду искать Сергея?».

Хорошо, что искать не пришлось долго. Сергей Рябцов обнаружился внизу возле выхода из гостиницы. Виктор объяснил ему свою ситуацию и попросил помощи. Младший гид несколько удивился такой плохой подготовке туриста, но в прокат с ним спустился вместе. Познакомил мужчину с руководителем проката Юлией. Подобрали все, что нужно было и могли найти тут. Крем и какие-то личные медикаменты посоветовал купить в аптеке в поселке.

Виктор зашел к себе в номер и завалился на кровать. Настроение было поганым. После сегодняшнего похода, который, как он понял вчера, был самым коротким за все время акклиматизации, чувствовал себя совершенно разбитым. Жопа ныла так, что лежать на спине пока было невозможно, рука тоже слегка побаливала. Мучила жара. Да еще, оказывается, одному из гидов он явно не понравился. Хорошо, что хотя бы со снаряжением разобрался. Завтра таких досадных проколов не будет.

Хрипцов думал о своем, когда громко хлопнула входная дверь и с порога донесся громкий голос Миши.

- А! Снарягу, значит, все-таки взяли? Это отлично! Вы спите?

- Нет. Думаю с закрытыми глазами.

- А! Вот оно что! А не хотите заманчивое предложение?

- Какое?

- Да мы тут всей группой хотим пройтись до Чегета. Это недалеко, 2-3 км. А там есть кафешка с рыбалкой. Типа сам ловишь рыбу, а потом тебе ее жарят. Вместо обеда, так сказать. Идут все. Вас только не успели спросить.

- Спасибо, но я не пойду.

- Почему?

- Не хочу. У меня настроения нет.

- Из-за чего? Из-за падения что ли? Или из-за снаряги?

Виктор сначала в подробности вдаваться не хотел, но «Ромео» сумел в первую очередь развязать ему язык, а потом уже и убедить присоединиться ко всем. Пошел под честное слово, что Миша вечером ответит ему на интересующие вопросы про Эльбрус. «Да и время так быстрее пройдет, в конце концов», - решил Хрипцов.

 

*****

«Рыбалка» удалась на славу. В маленький пруд запустили много рыбы. Единственная сложность состояла в том, что ведер и удочек хватило не каждому. Пришлось делиться на пары. Вместе с Виктором в одной паре оказалась Ася. Женщина сразу же взяла инициативу, то есть удочки, в свои руки и наловила столько рыбы, что хватило на обед-ужин сразу обоим. Хрипцов в это время стоял в сторонке и нервно покусывал локти от такой женской ловкости. Впрочем, после коньяка он уже перестал грузить себя мыслями о том, что Ася по своей сноровке и навыкам дала ему абсолютную фору, и просто наслаждался второй половиной дня. Вернулись уже вечером, когда стемнело. Перед отходом ко сну Хрипцов даже успел помучить своего соседа расспросами про Эльбрус. Заснул с легкой душой и в хорошем настроении, даже забыв про дневное падение и прочие мысли.  

На следующий день с утра снова отправились на Чегет. На этот раз на очередной акклиматизационный выход. По плану собирались на канатке подняться до кафе «Ай» или даже выше, если будет возможность, а оттуда пешком по тропинке подняться до «балды» - промежуточной площадки на горе на высоте приблизительно в 3450 метров. Все, что было выше, требовало минимальных, но все же специальных альпинистских навыков, а потому подъем на самую высшую точку Чегета им был закрыт.

Вышли в начале 10 утра. Пока дошли до канаток, купили билеты и поднялись на первой очереди до кафе, прошло с полтора часа. При виде старых канатных дорог Виктора всего перекосило, а когда они начали медленно подниматься вверх над горой, мужчина понял, что одновременно страдает от двух фобий: страха высоты и страха закрытых пространств, которым на 15 минут стало их сидение на канатке. Только соседство с Асей, с которой они и здесь оказались рядом, уберегло его от бурного выражения эмоций. Позволил он себе только активное поерзывание на сидении на протяжении всего пути. Да и руки все время лежали на поручне.

Наверху сделали еще одну пересадку и уже на одноместной креселке поднялись еще выше на 3100 метров над уровнем моря. Здесь уже было прохладно. Если внизу табло показывало +27, то на этой отметке температура упала, наверное, уже градусов на 10. Хрипцов накинул на себя ветровку и разложил треккинговые палки, в чем упражнялся все утро. Перепад высот сегодня был меньше, чем вчера, зато сама высота была выше.

Вышли. По узкой каменной тропе начали подниматься вверх. Слева отчетливо виднелся Кавказский хребет и ледник «Семерка», который показывали им вчера с другой тропы. Зелень закончилась еще на уровне первой канатной очереди. На высоте, где они шли сейчас, были только камни, а в одном месте даже небольшой, хорошо сохранившийся пласт снега, возле которого группа сделала перерыв на чай. С этого места ледник смотрелся просто восхитительно.

Ася предложила Виктору сфотографировать его, но тот отказался. Вместо этого он смотрел, как на снег выбежал какой-то незнакомый мужик, снял с себя футболку и начал активно обтирать себя снегом, что-то бодро при этом приговаривая.

- Что это за хрен? - сказал вслух Виктор, не подозревая, что его кто-то может услышать.

- Да, прибился за нами еще минут 20 назад. Так и идет, как хвост, - рядом оказался Сергей, поедавший шоколадку.

- И вы не стали возражать? Что на это скажет Владимир?

- Да ничего он не скажет. Он его даже не видит, - сказал молодой мужчина, продолжая жевать. – Пусть идет. Главное, чтобы не мешал. Как кстати ботинки, не жмут?

- Вроде пока нормально, - Хрипцов посмотрел на свои треккинговые ботинки. После относительно легких кроссовок они были настоящими кандалами, в которых тяжело переставлялись ноги. Зато подошка толстая. Не так болезненно было ступать по камням.

- Ну и отлично.

Замолчали. Тут как раз подошел странный прибившийся к группе субъект, который оказался молодым парнем. Не больше 30 лет. Но его рокерский вид, длинные волосы под косынкой, внушительный животик и кожаные браслеты явно прибавляли ему несколько годков сверху. Он натянул на мокрое тело футболку и присел рядом с ними.

- Привет!

- Здравствуйте, - медленно произнес Виктор.

- Какой снежочек! Просто класс!

- А вам не холодно вот так вот разгуливать? – Хрипцов покосился на футболку, помимо которой, как он понял, у парня больше ничего не было.

- Неа! Даже наоборот, - он показал на свои красные руки. – Специально. – И молодой парень подмигнул.

- В смысле, специально? – Виктор повнимательнее рассмотрел его руки. – Вы руки кремом не мажете что ли?

- Нет!

- А почему?

- По секрету вам скажу, что очень не хочу на работу завтра выходить, - парень перешел на шепот.

- Ааа…так вы получается не на восхождение?...

- Нет, я сюда на выходные приехал.

- И откуда же вы такой взялись? - протянул Виктор.

- Из Прохладного.

- А что это?

- Город в этой республике, - вставил свои пять копеек Сергей Рябцов. Он с любопытством наблюдал за разговором.

- И кем вы там трудитесь?

- Системщик я.

- Кто-кто?

- Системный администратор. IT  в общем.

- Ааа, понятно. И давно вы так выбираетесь сюда?

- Практически каждые выходные.

- И как? Успешно?

- В смысле?

- Ну как в смысле? Я так понял, что вы хотите заболеть, чтобы на работу не выходить. А потому и расхаживаете на такой высоте налегке, - Виктор достал из рюкзака пачку сигарет.

- Это было бы неплохо. То есть, конечно, хочу! – замямлил житель города Прохладного. – Но не только это. Мне просто нравится сюда приезжать. Мен кстати Иван зовут.

- Очень приятно, - Виктор встал с камня и попробовал зажечь сигарету.

- Лучше не стоит, Виктор, - Сергей прошел мимо Хрипцова вперед.

Тот не послушался и сделал несколько затяжек. Потом бегом нагонял группу, которая ушла вперед. Иван, не отставая, шел где-то за ним.

Потом тропа пошла круче между огромных камней. Здесь уже пришлось быть максимально внимательным и смотреть под ноги. Виктор успел было подумать, что сегодня он хорошо справится с походом, как перед крутым подъемом опять скис. Но делать нечего. Вчерашнего позора, когда вся группа ждала его внизу, а он ковылял после падения, не допустит. Кое-как дойдет, хоть и будет последним.

Так в принципе и получилось. На «балду» взобрался последним. Сначала шел крутой подъем, а потом так называемый траверс по хребту по узкой тропинке. В конце нее было что-то вроде маленькой ровной площадки, на которой разместились все участники группы. Пока выход представлялся довольно скучным за исключением знакомства с Иваном. Пока поднимались до крутого подъема, он без умолку что-то твердил Виктору, но тот только отмахивался от него, как от назойливой мухи. Где-то на подъеме молодой рокер отстал, делая снимки, а Хрипцов воспользовался моментом и, как мог, быстрее зашагал вперед наверх. Очень ему хотелось, чтобы назойливый молодой человек шел своим ходом. На «балде» тоже не было ничего интересного. Сиди и смотри себе на все 360 градусов вокруг. Только когда немного разошлись тучи, и небо очистилось, ребята показали ему пальцем на Эльбрус. Гора во всей своей красе выступила справа от них. Опять побежали фоткаться уже на ее фоне. Хрипцов посмотрел на нее с 5 минут и сделал вывод, что, пожалуй, по факту наобум выбранное место не разочаровало его. Гора стоила того, чтобы ждать осуществления намеченного плана. А где-то ниже вершин, где заканчивался снег, но еще не начиналась растительность, он разглядел тропу, разрезавшую склон напополам. Это оказалась та тропа, по которой они вчера поднимались к водопаду. Чуть выше она уходила к Обсерватории, мелкий белый купол которого тоже можно было различить с их точки. Виктор присвистнул. «Однако!», - думал он про себя, - «Какой же молодец я вчера был. Сколько смог пройти».  Но едва проклевывшаяся радость за себя скоро опять сменилась угрюмой сосредоточенностью, когда Владимир Криворуков объявил 5-минутную готовность к спуску. Виктор тут же прогнал от себя все лишние мысли, в числе которых была хоть и небольшая, но все же гордость за себя, и принял воинственную позу.

От высоты и выкуренной сигареты в голове слегка постреливало. Крутой спуск преодолевал медленно, хотя один раз чуть опять не оступился. Отвлекся на двух бегунов. Пока отдыхали на «балде», на нее взбежал один бегун, с минуту перевел дыхание и снова побежал вниз. Именно побежал, а не пошел. И на середине спуска он пересекся с кем-то из своих сотоварищей.

- Сколько?

- Два часа сорок минут.

- Откуда?

- От самой поляны сюда.

- Ого! Да ты монстр. Ладно, побегу дальше, - и наверх поскакал уже другой бегун.

- Сергей, что значит 2:40 от поляны? И от какой еще поляны? – спросил Хрипцов, когда они преодолели спуск и вышли на более пологий участок дороги.

- Поляна – это там внизу, где мы садились на канатку. А 2:40 значит, что он за это время добежал от поляны до «балды».

- Нихера, - вырвалось у Хрипцова. – Ой, простите. Это же каким здоровьем надо обладать…

- Ничего. Хорошим.

За ними опять увязался Иван. Дойдя до самой верхней станции канатной дороги, Виктор послал его, куда подальше, и демонстративно отошел в туалет, давая всем своим видом понять, что ничего общего он с ним больше иметь не хочет. Хотя, по правде говоря, ему действительно хотелось в туалет. Подошел к деревянным домикам, стоявшим на отшибе. Дверь не закрывается. «Замечательно. С таким прекрасным видом я еще ни разу в туалет не ходил», - усмехнулся про себя Хрипцов, делая дело и смотря при этом на простиравшуюся внизу долину. Неужели в этом можно находить романтику?

Пешком решили спуститься еще на один пролет канатки вниз. По времени недолго – минут 30-40. Уже потом решили сесть на нее. Тут Виктор с Асей заговорили во второй раз. Хрипцов различными наводящими вопросами пытался выведать у нее про отношения с противположным полом, но понял только то, что на данный момент она была одна. В остальном же на эту тему говорила с неохотой и все пыталась перевести разговор на Москву и поспрашивать Виктора о любимых местах в столице. На этом их разговор прервался внизу на поляне, куда они прибыли в начале трех часов дня. «Что меня вчера водопадом пугали, когда сегодня просто лафа», - размышлял он про себя, собираясь вместе с Сергеем вернуться в гостиницу.

Но его никто не отпустил. Пока они болтали с Асей о московских красотах, за них группа уже решила вместе отправиться в поселок Тегенекли, где находился музей Высоцкого. Хрипцов, как и вчера вечером, начал отнекиваться, но подъехало несколько машин такси, и Миша настойчиво затолкал его внутрь и посадил рядом с собой. Опять Виктора потащили в гущу событий. Причем самое интересное, что в конце этого дня, когда они сходили и в музей, и где-то снова хорошо поели и выпили, он не мог понять, нравится ему это или нет. С одной стороны, нравилось и в компании этих людей было весело, а, с другой стороны, надо было самого себя держать в ежовых рукавицах и крепко держать броню, за которой он прятал свои истинные намерения.

 

*****

Много времени потеряли на КПП в Адыл-Су. Во времена Союза в этом ущелье расцветали альпинистские лагеря и базы. С распадом СССР все они автоматически попали на пограничную с Грузией территорию, проход на которую возможен только по предварительно заказанным пропускам и паспортам. Или только паспортам, если ты местный. Но так как в группе местных не было, то пришлось озаботиться вопросом оформления пропусков. На контрольно-пропускном пункте помимо группы Владимира Криворукова была еще группа иностранцев, как потом оказалось венгров, и еще несколько человек из местного поисково-спасательного отряда. Да и все. Что собственно неудивительно. Во-первых, не каждому захочется возиться с оформлением пропуска, а, во-вторых, и о месте этом не особо то и многие знают. В основном акклиматизацию проходят в других. У фирмы же, на которую работали Владимир и Сергей, посещение этого ущелья было что-то вроде фирменной фишки. Хотя и на свою прямую функцию – акклиматизацию – этот поход играл на «отлично». Конечная высота была меньше, чем вчерашняя «балда», но перепад составлял без малого 800 метров. В общем, та еще тренировка.

Несмотря на то, что на КПП перед ними в очереди стояло всего 15 человек, времени потеряли там очень много. Пока всех иностранцев и их документы сверили по спискам, пока проверили въезжающие и выезжающие машины, времени прошло без малого час. Потом снова загрузились в свой старенький УАЗик модели 452А, более знакомой обычным советским обывателям как санитарная машина. Смена транспорта Виктора, да и других членов группы несколько удивила, но объяснение нашлось довольно простое. После КПП еще 3 км. ехали верх по крутому горному серпантину, часто проезжая буквально на краю пропасти. По такой убитой дороге их Спринтер просто не проехал бы.

Выгрузились у какого-то действующего бивуака рядом с лесом. Оттуда и вышли на маршрут около 11 часов утра. Уже порядочно парило. Наверное, не менее +28 градусов. Пошли сначала по какой-то большой каменной насыпи, которая на самом деле была остатками сошедшей в прошлом году огромной сели с ледника. Сошедшая сель была настолько большой, что прошлась по всей пограничной территории, навсегда сметя с лица земли несколько строений, машины и порядочно изменив окружающий ландшафт. Ее развалы до сих пор разбирали возле озера, к которому группа держала путь.

Сначала шли по этому каменному дну, потом свернули на узкую тропу, которая шла вдоль леса и зеленых насаждений, но очень скоро оборвалась. Вернулись на автомобильную дорогу, пробитую бульдозерами. Два крутых каменных подъема закончились возле родника, который выходил из камней откуда-то сверху, потом дорога оборвалась совсем. Узкая тропинка повела вдоль буйной горной реки. Виктор сегодня чувствовал себя неплохо и даже с достоинством преодолел крутые подъемы. Но когда пошли вдоль реки и подошли к месту, где пришлось лезть по большим камням, используя страховочный тросс, висевший тут же, все его бодрое состояние духа куда-то улетучилось. В экстремальной ситуации ему пришлось быстро осваивать элементарные навыки скалолазания, о которых раньше он не имел ни малейшего понятия. Пока лез по этим камням, несколько раз ударил коленку и в одном месте ободрал себе непрекрытую руку. Во время привала пришлось бинтовать. Остановились возле переправы через реку – нескольких больших камней, стоявших впритык друг к другу, над которыми опять же весело подобие перил, за которые можно было держаться. После тропинка еще чуть-чуть круто петляла между деревьев и выходила вдоль засохшего берега реки или водоема.

Сегодня Виктор позволил себе полюбоваться красивым пейзажем. Конечно, пока пробирались к засохшему берегу, было немного не до этого, хотя часть участников группы во время первого привала у переправы в один голос кричала, что одна из гор, образующих ущелье, очень похожа на знаменитый швейцарский Маттерхорн. Такая же крутая пирамида. Хрипцов попросил Мишу показать ему гору, о которой идет речь. Ну, пирамида и пирамида. Бизнесмен в этом ничего удивительного не углядел, только молча ждал, пока ему перебинтуют руку.

Когда пошли вдоль засохшего водоема, стало поинтереснее. Во-первых, потому, что шли гораздо легче. Подъемы были менее крутыми. Тропа с одной стороны была окружена настоящими альпийскими лугами с огромным количеством зелени и цветов. А с другой стороны засохшее дно водоема ярко блестело на солнце, словно бы отливая серебром. Хрипцов наклонился вниз, чтобы внимательнее рассмотреть этот песок. Он и вправду был перемешан с какими-то частичками, которые походили на серебро. Виктор хмыкнул. Такого он еще ни разу не видел, как впрочем и многие другие. Взял себе в руку небольшую горстку и начал трясти ее у себя на ладони, не обращая внимания под ноги. Чуть не врезался.

- У нас что, привал? – спросил он, ссыпая песок на землю.

- Нет, - ответил кто-то из группы.

Часть людей остановилась возле большого камня, на котором переливались на солнце какие-то таблички. Виктор подошел поближе к камню и начал читать.

- Вечная память Ирине Соколовой. Любящие родители и друзья. 14.03.1967-22.07.2001. Леонид Клейменов. 09.10.1970-25.05.2008. Наталья Горчакова. 24.06.1982-09.09.2003, - читал Хрипцов в полголоса. – Что это? – спросил он самого себя, внимательно рассматривая таблички.

- Это таблички с именами тех, кто погиб тут, - к бизнесмену сзади подошел Сергей.

- Они все тут погибли?

- Да. И даже больше. Не всем повесили такие памятные доски, - сказал Сергей грустно. – На Эльбрусе такие таблички на каждом шагу висят.

- Но Эльбрус то понятно почему. А откуда здесь они взялись?

- Как откуда? – Сергей удивленно приподнял брови. – Здесь с советских времен было полно альпинистов. Да вон, кстати, и Ушба сбоку справа от нас возвышается. Одна из самых коварных гор мира.

- То есть все эти люди погибли во время восхождения?

- Большинство. Хотя я слышал о случаях, когда молодые ребята фрирайдисты заезжали сюда из неосторожности. Тоже могли попасться.

- А почему не всем таблички висят?

- Ну…Рябцов развел руками. – Не все хотят увековечивать память о своем погибшем родственнике таким способом. Но еще более вероятно то, что мы никогда не знаем точное число жертв в горах.

- Это как?

- По правилам, перед восхождением или любым таким походом, скажем так, нужно отмечаться в местной службе МЧС и предоставлять ей свой маршрутный лист, список участников, контактные данные и контрольные сроки возвращения. Если контрольные сроки прошли, а группы или человека все нет, то МЧС выходит на его поиски. Это по нормальному. Но очень многие люди, одиночки, да и даже некоторые гиды, игнорируют это простое правило. Поэтому и получается, что вот решил, например, ты один пойти на восхождение на Ушбу. Что-то во время восхождения пошло не так, и тебя камнепадом задело по голове. Ты либо сразу отключился, либо выпустил веревку и упал куда-то вниз. Все, привет-прощай. А так как ты нигде не отметился, то и узнать о твоей гибели никто не может.

Хрипцов слушал очень внимательно, не пропуская ни единого слова.

- Надо же. Некоторые из них были такими молодыми. Чуть более 20 лет, - рядом послышался тихий голос Аси. Виктор никак не мог привыкнуть к тому, что она все время незаметно подходит сзади. А еще, но он не был уверен в этом предположении, женщина практически всегда, в какой бы ситуации они не были, оказывалась рядом с ним. Но этой второй мысли он придавал меньше значения, а потому, когда она оказалась рядом с ними, только молча пропустил ее вперед ближе к камню, а сам отошел чуть назад.

- На все воля Господа, - женщина перекрестилась, что-то шепча губами.

- Пойдемте. Привал будет в другом месте, - Сергей пошел по тропе дальше.

Виктор и Ася последовали за ним.

Следующий привал, оказавшийся по совместительству конечной точкой маршрута, достигли где-то минут через 40. Какое-то время шли вдоль высохшего русла, а потом начали резко подниматься вверх среди густых кустов по каменной гряде. На вершине гряды где-то посредине остановились.

- Мы пришли, - констатировал Владимир, поудобнее рассаживаясь на камнях.

- А где озеро? - спросил Виктор, последним подходя к группе.

- А вон там внизу, - неуклюже махнул куда-то перед собой старщий гид.

Хрипцов посмотрел вниз. Оказалось, что озеро лежало прямо под грядой, на которую они взобрались. Ничего особо красивого. Все какое-то мутное, в окружении камней. Только местами наружу проступали маленькие островки воды ярко голубого красивого цвета. Возле озера работал бульдозер.

- Дорога и та была красивее, - сказал вслух Виктор.

- Ну…Сергей пристроился рядом с ним. – На вкус и цвет, что называется. Вы еще в другую сторону посмотрите.

Хрипцов переместился к другому концу гряды. Перед ним внизу с другой стороны предстало зеленое плато, с трех сторон окруженное высокими горами. На каких-то вершинах до сих пор лежал снег. На самом зеленом плато еле угадывались очертания 3-4 деревянных домиков.

- А что это? – спросил мужчина Рябцова, показывая на них.

- Это база студенов-гляциологов.

- Кого?

- Это ученые, которые изучают ледники и всякие ледниковые образования.

- И что они тут делают?

- Ну как что? Ледники изучают. Их тут навалом, - Сергей показал от одного края плато до другого.

- И по сколько они тут живут?

- Ну какая у них смена…Наверное, недели 3. Не меньше.

- Блин, как же можно жить в такой глуши по три недели…Хрипцов присвистнул. – Здесь же практически никого не бывает, как я понимаю.

- Живут как-то, - небрежно ответил Сергей.

- А я бы вот отдал многое за такие 3 недельки в полном уединении, - рядом с ними возник один из трех товарищей из Питера.

- Вопросов нет. Отдыхаем и спускаемся к ним в гости. Думаю, они будут рады нашему появлению. Это же ведь москвичи, из МГУ? – Владимир шутливо крикнул со своего места.

- Насчет МГУ не знаю. Слышал только, что их сюда из Москвы присылают.

- Вот и отлично. Земляки, значит, некоторым из нас. Познакомитесь и заодно порасспрашиваете обо всех прелестях уединенного горного быта, - продолжил Криворуков.

- Да ладно, это же что, просто шутка, - махнул рукой питербужец и снова сел на свое место.

- Давайте так, еще 15 минут, и будем выходить назад. Если кто хочет, может подняться по гряде чуть выше. Оттуда будет видно сход сели.

- Это куда идти надо? – Виктор подошел поближе к старшему гиду.

- А вон туда по тропинке. Только, смотрите, Хрипцов, там узко, не испугайтесь.

- Спасибо, я справлюсь, - мужчина высоко задрал голову и прошел мимо Криворукова. Его редкие, но всегда язвительные замечания выводили его из себя.

Виктор поднял с земли свои треккинговые палки и, взяв их в одну руку, последовал наверх. Чуть позже за ним потянулась Ася. Дошли только до середины гряды, дальше тропа становилась совсем узкой и неудобной для ходьбы.

- Просто какое-то каменное море внизу, - Ася приблизилась к самому краю и заглянула вниз.

- Может, не стоит так близко подходить к обрыву, - спросил Виктор, искоса поглядывая на женщину.

- Ничего страшного, я аккуратно - ответила она, из стороны в сторону крутя головой. – Наверное, озеро как раз этой селью и смело так, что до сих пор разбирают завалы.

- Наверное, - Хрипцова больше удивляли не последствия сели, а то, какой большой констраст был между горами. Гряда, на которой они стояли, была невысокой, гораздо ниже, чем окружающие горы, но с одной стороны все было зеленое, хотя и перемежевывалось с каменными осыпями. С другой стороны горы были сплошь покрыты снегом, который ярко блестел на солнце.

- Даже представить себе трудно такой разгул стихии…- женщина все продолжала что-то бормотать себе под нос. Потом еще что-то, во что Виктор не вслушивался.

- А вы как думаете? – обратилась к нему Ася.

- А, что? – Хрипцов не понял, что вопрос относился к нему. Он в это время думал совершенно о постороннем. – Я думаю, что нам пора спускаться. Только после вас.

Он протянул правую руку вперед, показывая женщине направление вниз. Та только пожала плечами и начала спускаться вниз. За ней последовал Хрипцов. Да, подниматься по узкой тропинке было не так страшно, как спускаться. Но ничего. Виктор несколько замешкался, обходя большой камень на пути, потом быстро спустился к своим. Группа в это время уже одевала рюкзаки и собиралась в обратный путь.

Обратно бизнесмен шел уже не так бойко. Идти по песку, где не было резких спусков или подъемов, было очень приятно. Ненапряжно. Зато возле переправы через реку Виктор заныл – надо было снова лезть по камням. За то время, что от нее поднимались к озеру и спускались обратно, он про свои ушибы и руку успел позабыть. Зато сейчас они у него заболели вновь с новой силой. Но делать нечего. Кое-как переполз. Постоял, попил воды из родника. В жаркий день чистая холодная вода приятно освежала горло и лицо.

Вниз старались спускаться без остановок. Один раз надолго задержались возле переправы, а во второй не по своей воле недалеко от бивуака. Группу тормознул местный погранотряд, который совершал рейд по окрестностям. Пока не проверили паспорта и пропуска, не отпустили. Подошли к бивуаку и стали спускаться еще ниже. Хрипцов сначала не понял прикола и подумал, что они будут спускаться до самого КПП. Деликатно поинтересовался у Сергея. Тот ответил, что слишком поздно вызвали УАЗик, он еще в пути, а заваливаться у бивуака не сочли нужным. Решили пройтись еще больше вниз.

Бизнесмену только и осталось, что скрыть свое разочарование. Ноги уже не несли его, а они решили еще чуть дальше идти. Но, на его счастье, злиться пришлось недолго. На горизонте скоро появилась машина. Пока снова проходили через КПП и ждали очередной проверки, пока доехали вниз к трассе, пока их привезли в Терскол, и они выгрузились, время было около семи вечера. Хрипцов быстро принял душ и спустился в ресторан на ужин. Как раз обсуждали планы на завтра. По мнению Криворукова, акклиматизацию внизу в целом прошли хорошо (говоря «В целом» он покосился на Виктора), завтра можно выезжать в базовый лагерь на Эльбрусе. Поэтому ранний подъем, подбор снаряжения в прокате, переезд в Азау, там подъем в базовый лагерь и первый акклиматизационный выход на горе. После этого мини собрания приступили к ужину.

Хрипцов вышел из-за стола самым первым и пошел к себе в номер. Очень устал. Хотелось спать. Никаких на сегодня рыбалок или музеев. Только кровать.

Когда он лег и закрыл глаза, то приятное чувство предвкушения давно долгожданного события накрыло его. Только у всех оно было непосредственно связано с вохождением на гору, а у него – с приближением дня, когда он сможет осуществить свой план. Отмучился внизу.

 

*****

Сразу после завтрака отправились в прокат, располагавашийся на -1 этаже. Владимир представил группе его управляющую Юлию, с которой Виктор успел познакомиться двумя днями ранее, после чего начался подбор снаряжения для восхождения. Ушел оттуда Хрипцов с тяжелым пакетом, в котором валялись в куче альпинисткие ботинки, пуховка, штормовка, мембранные брюки, ледоруб и еще куча всякой ерунды, которой снарядили всех. Криворуков дал полчаса времени на то, чтобы окончательно собрать и проверить рюкзаки.

По настоянию Миши, Виктор сразу натянул на себя термобелье и альпинистские ботинки, хотя сначала отпирался долго. На вопрос «Зачем париться в этом в 30 градусную жару?» получил крайне подробное разъяснение о том, что это тут внизу жарко, а там наверху температура упадет и будет лежать снег. Не будет же он на высоте 3900 бегать в шортах и летних шлепанцах? Хрипцов, поразмыслив, с аргументами согласился. Но внутри начал переживать из-за другого. Как его организм выдержит перепад высоты в 2000 метров? Он никогда раньше на такой высоте не был и с трудом предполагал, что его может там ожидать. А вдруг у него закружится голова, и он тут же упадет в обморок? Или того хуже – сразу остановится сердце? Как-то это не очень сообразуется с его планом. 

В Азау прибыли в полдень. Сергей припарковал машину и сразу убежал в кассу покупать на всех ски-пассы. Группа со своим скарбом стояла недалеко от турникетов. Владимир болтал с кем-то из контролеров. Желающих подняться наверх было очень много. Пока ждали гида, успели пропустить наверх 2 группы. «Так мы еще, оказывается, поднимаемся налегке», - подумал про себя Виктор, провожая взглядом других туристов. Будущие восходители помимо личного снаряжения поднимали с собой наверх огромные коробки с едой и несколько пачек 5-литровых канистр с водой. Особенно Хрипцова поразила группа азиатов, которая помимо всего вышесказанного тащила с собой по одному, а то и два чемодана сверху. Они успели протиснуться вперед них, так что группа Криворукова добрых 15 минут ждала внизу разрешения на посадку в кабинки. На вопрос Виктора о том, почему люди везут с собой на гору продукты, отреагировал громким смехом и ответил шутливо: «А как же им питаться наверху?».  

Хрипцов времени не засекал, но по собственным ощущениям определил, что поднимались довольно долго. С двумя пересадками. Постепенно зеленые склоны уступили место камню, грязному и коричневому. Как заключил для себя Виктор. На второй пересадке у станции «Гара-Баши» на высоте приблизительно 3500 метров уже подул прохладный ветерок. Мужчина недовольно поморщился. Внизу среди камней на солнце засверкали крыши строительных железных домиков, которые в огромном количестве были разбросаны на горе. Внизу протекал какой-то ручей, к которому, корячась, спускалась с пустыми большими бутылками группа людей.

Щелкнула дверь, и кабинка открылась. Группа спешно вывалилась на площадку.

- Так, никто ничего не забыл? – громко крикнул Владимир. – Быстро проверили и пошли за мной.

Виктор осмотрел свои вещи. Вроде, ничего не забыл. Посмотрел перед собой. Как таковой площадки перед станцией канатной дороги не было. К небольшому пяточку сразу же примыкала гряда камней. С левой стороны немного в стороне виднелся домик – кафе. Справа стройным рядом стояли ратраки. Единичные туристы, которые стояли недалеко от них на камнях, никакого внимания на прибывших не обращали.

- Не хлопаем глазами, пошли к ратраку, - снова раздался голос старшнего гида. Группа цепочкой потянулась за ним.

Виктор как всегда пошел в конце. Ходить по камням, тем более с грузом на себе, ему было крайне неудобно. Один раз он чуть не подскользнулся и упал, но вовремя удержался. Выдохнул.

- Так, аккуратно загружаемся внутрь и берем с собой вещи, - крикнул Криворуков у машины, здороваясь с водителем.

Хрипцов подошел поближе. Одна гусеница этого ратрака была по высоте выше его колена.

- И как я залезу наверх? – спросил он себя вслух.

- Давай сюда сначала свои вещи, - Миша протянул Виктору руку. Тот быстро снял с себя рюкзак и вместе с пакетом передал молодому мужчине. Тот легко подхватил груз и положил его внутрь на платформу.

- А теперь давай свою руку и как следует оттолкнись, - протянул он свою руку повторно.

Хрипцов крепко ухватился за него и оттолкнулся. Поддерживаемый Мишей, кое-как взобрался наверх и сел на скамейку.

- Держись крепче за спинку скамейки, когда поедем, - шепнул ему напоследок Миша, подсаживаясь к своей невесте.

Последним в машину заскочил Владимир. Он обвел взглядом группу и громко постучал в стекло кабины. Машина издала громкий звук, резко дернулась и начала сдавать назад. Виктор вцепился в свою скамейку обеими руками. Машина сдала чуть-чуть назад, потом начала разворачиваться. Поехали наверх.

То, что увидел Хрипцов, его несколько разочаровало. Снега рядом со станцией было очень мало, весь какой-то рыхлый, серый и местами даже черный. Сверху стекало огромное количество ручьев, образовавших глубокие борозды. Вершина, точнее две вершины, белели где-то вдалеке. Их постепенно накрывало огромное облако, по форме напоминавшее шляпку гриба. Как ему до этого объяснил Миша, это предвестник ухудшения погоды. У Виктора в голове крутился один вопрос за другим, но задать их он не мог. Пока ехали, было слишком шумно. Сначала поднимались строго наверх по широкой дороге, потом свернули куда-то налево. По движению машины понял, что они чуть-чуть спускаются вниз.

Их базовый лагерь производил куда более благоприятное впечатление, чем все остальное. Белоснежные модули, отдельный модуль под биотуалеты с горячей водой и столовая. Когда группа выгрузилась из ратрака, их встретило двое. Высокий мужчина немного за 40 с шевелюрой полуседых волос на голове и приземистая женщина с короткой стрижкой. Мужчина представился Эдуардом. Он был здесь чем-то вроде администратора и отвечал за размещение гостей. Женщину, которая стояла сбоку от него, звали Наташей. Она была поваром. Эдуард выделил под их группу ближайший к туалетам модуль и провел туда. Вкратце рассказал о порядках пребывания. Сначала идет тамбур, здесь желательно переобуваться и заходить в основное отделение уже в легкой обуви, по которой можно ходить по лагерю. Основное отделение – два ряда коек в два яруса. Всего по шесть штук с каждой стороны. В конце – комната отдыха с панорамным окном и розетками. Есть интернет. Обед по расписанию. После того как Эдуард вышел, Владимир громко хлопнул в ладоши и призвал всех к тишине.

- Так, быстренько выбираем себе койки. Девочек сразу пропускаем на нижние. Выбираем, быстро раскладываем вещи и идем обедать. После обеда также быстро одеваемся и делаем первый выход часа на 1,5-2. Попробуем подняться на 4500 к окончанию гряды. Одеться можно легко, но с собой на всякий случай взять пуховки. Все, - он повторно хлопнул в ладоши, и все тут же засуетились.

Виктор не стал мудрствовать и, так как зашел внутрь в числе последних, занял ближайшую к входной двери койку. Пакет засунул под кровать, сверху вытряхнул содержимое рюкзака. Что-то повесил на крючок рядом с собой, что-то опять же свалил под кроватью. Когда все потянулись к выходу, вышел вместе с ними.

В столовой царила некоторая суета. Кто мог, сразу же облепил шведский стол с обедом. Наташа протискивалась между мужчинами, чтобы поставить на стол раздачи стопки с чистыми тарелками под супы и второе. Когда, наконец-то, все расселись, начали возбужденно обсуждать первый акклиматизационный выход на горе. Ведь все этого так долго ждали! В воздухе витало ощущение праздника, как в Новый год. Уже пробила полночь, но до утра, когда ты сможешь открыть свои подарки, еще несколько часов. Виктор сидел молча и все пытался прислушаться к себе. Не произошло ли в его организме каких-то изменений? Сердце работает нормально? Одышки нет? Голова не болит? Если нет, то скоро, наверное, это произойдет.

Где-то в 14:00 они вышли. Решили сегодня пойти без кошек. По диагонали двинулись к широкой тропе, откуда съехал ратрак, а потом начали подниматься по ней. Снег окончательно размяк, превратившись в кашу. Кругом вниз стекали небольшие, но сильные ручьи. Как капиллярные сосуды, они пронзили все тело снежного покрова, и в каких-то местах восходителям пришлось даже перепрыгивать через них. Людей вокруг стало больше, и параллельно по одной дороге вверх поднималось уже несколько групп.

Сначала Виктор смотрел только себе под ноги, но так с этим перестарался, то скоро затекла и начала болеть шея. Он оторвал взгляд от тропы и посмотрел вверх. Слева от них на каменном выступе возвышалось каменное коричневое здание с светлой металлической крышей. «Приют 11», как пояснили ему позже. За ним открылся новый ряд строительных домиков, на фоне которых возвышался домик МЧС. Он не знал, на сколько они поднялись, но пока, вроде чувствовал себя нормально. За исключением шеи. Владимир, шедший впереди, начал понемногу сворачивать влево, и скоро группа оказалась как раз рядом с приютами.

- Как самочувствие? – крикнул он, разворачиваясь лицом ко всем.

Все в той или иной степени прокричали «Хорошо», «Отлично», «Супер!». Виктор по своему обычаю промолчал.

- Отлично! Тогда привал 5 минут, и идем дальше! Тут, кстати, есть туалет, так что можете воспользоваться, пока отдыхаем.

Пара человек сразу же выдвинулась вперед. Вместе с ними и Хрипцов. Особой нужды он не испытывал, но решил сходить на всякий случай.

Скромный деревянный туалет, по типу которых стоят на даче, размещался на краю небольшого обрыва. К нему вела узкая гряда камней, по которой мужчина спускался очень осторожно. «Блин, как же они тут ходят ночью, когда темно», - думал он про себя, аккуратно переступая с камня на камень. Когда очередь дошла до него, и он вошел внутрь, его чуть не схватил рвотный спазм от подступившего к носу запаха. Он осторожно приблизился к дырке и заглянул внутрь. Куча говна, использованных салфеток и остатков пищи практически вплотную подступала к отверстию в полу. «Ну его нафиг», - Хрипцов схватился за ручку туалета и сильно дернул наружу. За ним никого не было. Он осторожно отошел на два шага назад, а потом отошел чуть вбок. Вся эта каша валялась на снегу и уходила куда-то далеко вниз в обрыв. Виктора передернуло от этой картины, и мужчина поспешил наверх, попутно обнюхивая сюда. Не тянет ли от него таким «амбре»?

Группа уже стояла наготове. Хрипцов приблизился к ним, но никто от него нос не отвернул. Значит, все нормально. Владимир и Сергей заканчивали в это время беседу с двумя МЧСниками, когда все, словно по команде, повернули головы в одну сторону. К ним стремительно приближалась другая группа спасателей, которая тащила за собой подобие саней или волокуш. Группа Криворукова отошла чуть в сторону, давая им проход. Когда мужчины приблизились к ним, они увидели что-то, полностью обернутое в брезент и привызанное в нескольких местах к саням.

Страшная догадка поразила Виктора. По очертаниям это что-то на санях очень походило на человека. Только почему его укрыли с головы до ног? Неужели он…? Хрипцов в испуге посмотрел на гидов и спасателей. На лицах других участников группы застыла целая гамма чувств: от непонимания до ужаса. Особенно это читалось на лицах женщин. МЧСники тихо переговаривались о своем, иногда посматривая в сторону «груза». Потом один из них зашел внутрь домика.

- Хватит смотреть! Идем! – Владимир махнул рукой и начал по одному пропускать вперед туристов, которые нет-нет да и все равно взглядывали на страшную поклажу.

Виктор сделал шаг вперед в сторону волокуш, когда его сзади громко окрикнул Сергей: «Виктор, давайте живее». Гид стоял на месте, ожидая, пока Хрипцов пройдет вперед. Тот медленно отвел взгляд в сторону и поспешил к гиду.

- Это же труп, да? – спросил Виктор, сдерживая волнение.

- Пострадавший. Он пропал два дня назад во время штурма.

- Но живому же человеку не прикрывают лицо брезентом?

- Виктор, послушайте, вы же взрослый человек и сами все прекрасно понимаете. Зачем лишний раз волноваться перед собственным восхождением?

- И много тут таких…пострадавших?

- Иногда за день может быть по несколько человек. А есть и те, которые уходят, в МЧС не регистрируются, а потом и не найдешь их.

- Даже так? – Виктор удивленно поднял брови.

- Виктор, вы не на том сосредотачиваете свое внимание. Лучше смотрите себе под ноги, - Сергей успел крепко вцепиться Виктору в локоть, когда тот, не следя за дорогой, занес ногу над очередным большим ручьем.

- Спасибо.

- Как ваше самочувствие?

- Пока не знаю.

- Если будет что-то не то, скажите, - Сергей пошел чуть впереди. Виктор остался один сзади.

Он нервничал. Вот вам живой пример. А не картинка в интернете. Ушел и пропал. А потом, как какой-то мешок, его спустили вниз. А что дальше с ним будет? Кто примет его внизу? Куда повезут? Как найдут родственников?

Поглощенный в свои мысли, он немного отстал. Решил встать и отдохнуть. Почувствовал небольшую головную боль. Сморщился. Думал, отчего это. От высоты или нервов. Пока отдыхал, рядом с ним вниз проехал снегоход. Сзади водителя сидели молодой мужчина и женщина. Он был одет в джинсы и футболку с коротким рукавом, а его дама – в платье со шлепками на голую ногу. Виктор подумал, уж не видение ли это.

- Виктор, с вами все в порядке? – опять сверху окликал его Сергей Рябцов. – Догоняйте, я вас жду.

Хрипцов выдохнул и пошел наверх. Подъем начинал даваться все сложнее. Сергей ждал его метров на 30 выше по склону.

- Вы неважно выглядите, Виктор, - сказал он, внимательно оглядывая туриста.

- Идти тяжело стало и голова болит.

- Ничего, потерпите чуть-чуть. Попробуем подняться выше, сколько сможем. Потом развернемся.

Хрипцов стиснул зубы. Будь его воля, он бы уже сейчас зашагал назад.

- А мне не показалось, что я видел тут на снегоходе молодых людей в летней одежде?

- Нет, не показалось. Вот они, кстати, и бегут вниз, - Рябцов своей палкой указал на пару, которая действительно спускалась вниз. Мужчина шел чуть вперед, придерживая сзади за одну руку свою даму. Второй рукой она держала приподнятый подол длинного платья. Ноги в легких летних сандалиях загребали снег. Со стороны оба выглядели очень безмятежно. Женщина даже улыбалась и что-то весело кричала своему спутнику, но что именно, разобрать было тяжело.

- Сумасшедшие, - Сергей проводил их долгим взглядом.

- Ну да, так простуду легко похватить.

- Да дело даже не только в ней. А в безолаберности и туристов, и таких вот водителей. Чуть посильнее крутанет машину, и вылетит. А если совсем не повезет, то в трещину угодит.

- А что и такой случай тут был?

- Был. Но о нем я расскажу вам после восхождения.

Хрипцов и гид продолжили подниматься наверх. Группа оторвалась далеко вперед и была уже у края каменной гряды. Они же с Сергеем достигли только ее середины. Молодой человек достал откуда-то мобильный телефон.

- Алло, Вова, я думаю, наверх мы подняться не сможем. Сделаем привал где-нибудь тут. Ааа? Говорит, усталость, сильная головная боль. Угу. Ладно, принял.

Он закончил разговор.

- Ладно, Виктор, на сегодня достаточно мучений. Сейчас выберем камень поудобнее и присядем отдохнуть, - он свернул вправо к гряде, высматривая место для привала. – Вот тут нормально, - он нашел невысокий плоский камень и поставил рядом с ним свой рюкзак.

Виктор тоже снял с себя рюкзак и плюхнулся на «сидение».

- Вот возьмите пока, - Сергей протянул ему руку.

- Что это?

- Это аскорбиновая кислота. Съешьте немного, и сразу полегчает.

Хрипцов открыл упаковку и сразу заглотил несколько штук. Сморщился от сильного кислого вкуса. Сергей достал какой-то полиэтеленовый пакет, термос с чаем и присел рядом на краешек другого камня.

- А теперь запейте чаем. Батончик сладкий будете?

- Нет, спасибо.

- Тогда просто возьмите чай.

Виктор отхлебнул горячего напитка. На минуту показалось, что он чувствует себя лучше. Мучжина немного оживился.

- Вы давно ходите в горы, Сергей?

- Как гид – 3 года, просто в горы – с подросткового возраста.

- А сколько вам сейчас?

- 22.

- Вся жизнь впереди.

- А у вас что, разве нет? – спросил он шутливо.

Виктор отмолчался.

- Вон решились на восхождение. Не каждый на это способен. Чай еще будете?

- Пожалуй, - Хрипцов протянул руку с чашкой. – А отчего погиб тот человек?

- Я смотрю, вас этот случай никак не может отпустить? – спросил Сергей серьезно, подливая напиток. – Да разные могут быть причины. Я не знаю, отчего погиб конкретно тот человек. Может, сорвался, может, упал в трещину, отбился от группы и потерялся, погиб от переохлаждения, попал под лавину, просто не выдержало сердце. Поверьте, опасностей тут предостаточно.

Рябцов осмотрелся вокруг.

- Если вы заметили, пока мы поднимались, на некоторых камнях здесь установлены таблички по типу того, что вы видели в Адыл-Су, - продолжил он.

- Это с именами погибших?

- Да, именно. Их тут много. С нашей стороны, - Сергей показал куда-то назад, - Потом вон с той, - он указал на приют и базу МЧС, которую они прошли. На ней он, как показалось Хрипцову, гид слегка задержал вгляд.

- Вообще, одна из самых благородных, но и одна из самых печальных профессий. Благородных потому, что ты спасаешь жизни других людей, а печальных потому, что не всегда это получается сделать.

- Это вы про тот случай со снегоходом?

- И про него в том числе.

- Может, все-таки расскажите?

- Ну хорошо. Расскажу. Но больше ни одного вопроса по этой теме. Ладно?

- Ладно.

- Пересказываю со слов одного местного спасателя. Это было уже достаточно давно, когда у спасательных отрядов еще не было толком хорошего снаряжения. Сюда же приезжали, и сейчас продолжают приезжать различные альплагеря. В составе такого альплагеря была девочка-подросток 14 лет. После занятий, я так понимаю, у них был выходной день, и они решили прокатиться на канатке сюда. Если обратили внимание, когда поднимались на последней очереди, тут сбоку осталась еще старая одноместная канатка. Вот на ней они и поднялись сюда, на 3900. Какой-то парень предложил им за символическую цену прокатить их на снегоходе. Эта девочка согласилась. А была она одета приблизительно как эти туристы. Очень легко. Короче, тот водитель катал-катал ее и влетел снегоходом в трещину. Перелетел через руль и улетел в нее. Девочка осталась на сидении и начала звать на помощь. Но в тот момент, когда к ним уже подбегали на помощь, она не удержалась и, потеряв равновесие, тоже упала в трещину. Того парня извлекли быстро. Ему практически ничего не было. А вот бедняжка упала на 15 метров вниз и застряла там. А трещина была очень узкая, что взрослому человеку не пролезть. Пытались вырубать лед, чтобы расширить трещину, чем могли. Но продвигались очень мало, хотя себя не жалели…

- И что в итоге? – спросил, замерев дыхание, Виктор.

- Девочка погибла. Сначала еще пробовала подавать голос, просила о помощи, но не успели. Извлекли ее оттуда только на следующий день…Что-то мы заговорились. Наша группа уже начала спускаться вниз. Давайте мне кружку и сейчас тоже пойдем. Накиньте, наверное, пуховку. Что-то нежарко становится.

Сергей быстренько собрал рюкзак и встал. Хрипцов все еще пребывал в какой-то прострации. Он машинально шел рядом с Рябцовым, но мысли его летали далеко. С одной стороны, впечатлений на сегодня было более чем достаточно. Трупы в брезенте, девочки в трещинах…С другой, зачем же он тогда приехал, когда его все так здесь сходу напугало, не успел он подняться? Там внизу его вообще ничего не пронимало, даже если взять поездку в Адыл-Су. Теперь же он начинает трястись по любому поводу. И, видимо, чем дальше, тем сложнее ему будет решиться на то, для чего он приехал. Нет, надо отбросить сентиментальности в сторону и собраться.

Пока он размышлял сам с собой, их догнал Криворуков с группой.

- Как ваше самочувствие? – спросил его Сергей.

- Все в порядке. У Аси только немного голова болит. А у вас что? Как Хрипцов?

Оба взглянули на Виктора.

- Да на нем лица нет, - присвистнул Владимир.

Со стороны Хрипцов и вправду выглядел плохо. Бледный, с застывшим взглядом, который смотрел куда-то далеко. Ноги передвигал медленно и неуверенно, покачиваясь, как пьяный.

- Хрипцов, Виктор, что с вами? – напрямую спросил его Криворуков.

- Голова кружится, - выдавил из себя мужчина.

- Ладно, нам осталось то чуть-чуть.

Они уже прошли Приют 11 и спускались вниз по широкой дороге. Рядом с Виктором практически вплотную шел Сергей, готовый в любую минуту подхватить своего подопечного, если тот вдруг начнет падать. Сначала он пробовал убедить Хрипцова сделать еще один привал и попить еще горячего чаю, но Виктор настоял на том, чтобы поскорее дойти до базы. Голова действительно сильно кружилась, а к усталости еще добавилась тошнота.

Когда дошли, Сергей провел Виктора в модуль и усадил на койку.

- Да ты весь горишь, - пошупал он его лоб.

Виктор ничего не сказал, только продолжал вяло стаскивать с себя ботинки. Рябцов помог ему снять куртку и уложил в кровать. Хрипцов тут же накрылся спальником до самого подбородка и свернулся калачиком, тихо постукивая зубами друг от друга.

- Эй, друг, - потрепал его по плечу Сергей. – Рано еще засыпать. Сначала надо таблетку выпить. Разворачивайся давай.

Сергей достал из сумки термос и отвинтил крышку. Выбежал из модуля. Вернулся.

- На вот выпей, - он протянул ему таблетку на раскрытой ладони и чашку с обычной питьевой водой.

Виктор медленно развернулся и слегка привстал. Выпил лекарство и снова лег.

- Это твой рюкзак? – спросил он, поднимая что-то с пола.

Виктор утвердительно помотал головой. Сергей нашарил в нем термос, достал его и взболтнул.

- А ну-ка, - сказал он вслух, пробуя заваренный Виктором чай. – Погоди.

Он снова вышел. Вернулся опять быстро.

- Смотри, я заварил свежий крепкий черный чай с сахаром, - показал он на термос Виктору. – Он будет стоять вот тут на полке. Не забывай пить и как можно чаще.

Хрипцов снова мотнул головой и перевернулся набок, съежившись в позе эмбриона.

- Сергей, что с ним? – к ним подошла Ася.

- Головная боль, тошнота. Трясет. Ничего. И такое бывает. Сейчас он выпил таблетку, полежит, попьет чай, и все пройдет. А вы сами как? Владимир сказал, у вас голова тоже болела.

- Она и сейчас слегка давит. Но терпимо.

- Хорошо. Скоро ужин. Хорошо поешьте и пейте много воды.

- Спасибо, - она ушла к своей кровати.

Сергей развернулся и прошел вглубь модуля к своей койке. Скинул пуховку, отнес к батарее в комнате отдыха сушить ботинки. Сам прилег. Через час можно было выходить на ужин. Он немного вздремнул.

Все комментарии - Добавить свой

Комментарии пока отсутствуют ...