Белорусская семейная пара и проект Семь вулканов

 

28 Сентября, 18:10

Анастасия и Константин Лапко совершили восхождение на Килиманджаро с помощью Клуба 7 Вершин. От нашей же организации они узнали о проекте Семь вулканов, восхождений на высочайшие вулканы всех континентов. И наши белорусские друзья очень заинтересовались им. Так что ждём их участия в наших командах. Программы восхождений на высочайшие вулканы - в конце текста...
 
 

 

 

На пике Эльбруса, этой самой высокой горной вершины Европы, на высоте 5642 метра, в прошлом году они отметили 10-летие своих отношений. А несколько месяцев назад семья Лапко поднялась на высочайшую точку Африки — спящий вулкан Килиманджаро. Сюда альпинисты ступили с флагом родных Столбцов и районной газетой «Прамень» в руках.

 

Пример этой семьи красноречиво подтверждает замеченное: кто хочет, тот ищет возможности, кто не хочет — ищет причины. Горные вершины Анастасия покорила, будучи в декретном отпуске: младшему сыну идет только третий год. При этом молодая мама — биохимик, аспирант и научный сотрудник Института биоорганической химии Национальной академии наук. Сейчас работает над кандидатской диссертацией. У Анастасии уже есть первая серьезная разработка — медицинский сорбент, удаляющий избыток антител из крови. Его можно использовать при аутоиммунных заболеваниях и трансплантации органов.

Профессиональных вершин достиг и муж Константин — он топ-менеджер в одной из крупных коммерческих компаний. Высота манит — даже квартиру семья выбрала на 16-м этаже.

Что заставило молодую маму отправиться в небезопасное путешествие?

— Мы с мужем — максималисты. Мысль покорить горы пришла во время экскурсии по горным перевалам Турции. Я предложила сходить куда-нибудь на Кавказ. Если стандартный отпуск на море запоминается расплывчато, то горное восхождение — буквально по минутам. На Эльбрус родные боялись нас отпускать. Мама деньги предлагала, как компенсацию расходов за тур — лишь бы мы никуда не шли. Когда собрались на Килиманджаро, то к этой новости родственники отнеслись спокойнее — уже верили в наши силы. Больше всех, пожалуй, был рад мой отец, учитель географии. Ведь мы смогли побывать в тех местах, о которых он знал только из книг.

 

 

 

— Как осуществить восхождение?

 

— Тур на Эльбрус купили в одном из минских агентств. Собралась группа белорусов из 10 человек. А путешествие в Африку началось с покупки авиабилетов — удалось «поймать» в интернете дешевый рейс в Танзанию. Только после этого мы приобрели альпинистский тур в Москве. До Килиманджаро добирались больше суток. Летели из Минска до Киева, оттуда — до Дубая. Там пересадка и перелет в Дар-эс-Салам — столицу Танзании, затем рейсом до Килиманджаро. Итого — 4 самолета.

На Килиманджаро у нас был индивидуальный тур. Однако команда в результате образовалась большая: мы с мужем и еще 10 человек туземцев — все они были нашими помощниками: гид, ассистент гида, повар, официант и носильщики. Мы несли лишь небольшой рюкзак вещей, которые необходимы для дневного перехода. Почему так много людей? Так правительство Танзании борется с безработицей. Туризм — один из основных доходов этой страны. По их закону, каждый, кто приезжает на Килиманджаро, обязан нанять группу людей.

 

— Анастасия, к покорению гор нужна особая подготовка?

 

— Эльбрус и Килиманджаро не требуют специальной альпинистской «закалки». Важна лишь хорошая физическая форма. Готовили свой организм к экстремальным нагрузкам. Начинали тренироваться за полгода до восхождения. Обычные пробежки не любим, поэтому специально пешком поднимались по лестнице на 19-й этаж нашего дома. Постепенно наращивали нагрузки — бегали вверх по ступенькам. Результат — пробегала по 8 поднятий-спусков без передышки. А супруг поднимался на верхний этаж с рюкзаком на плечах, нагруженный бутылками с водой (по 12 литров). Получаешь кардионагрузку, тренировку ног. Когда мы поднимались на Эльбрус, мой рюкзак весил 18 кг, мужа — 25 кг.

 

 

 

 Что обязательно должно быть в рюкзаке альпиниста?

 

— Специальная одежда, в составе которой нет хлопка. Два комплекта термобелья — тонкое и теплое. Кофты из флиса — эта синтетическая ткань с нарушенным поверхностным слоем (микронити образуют ворс) — хорошо держит тепло, быстро высыхает. Налобные фонарики, аптечка, таблетки от горной болезни, а также гематоген и энергетические батончики — чтобы восстановить уровень глюкозы. Берите очень много пластыря — какие бы удобные ботинки ни были, они все равно где-то да натрут. Солевые грелки — для рук и ног, греющие стельки. Термос — необходим даже для обычной воды, чтобы она не замерзла. Когда некоторые ребята брали на Эльбрус воду в бутылках, то доставали оттуда ледышки. На Килиманджаро запрещено брать пластиковые бутылки, чтобы не допустить загрязнения природы. Ведь вулкан расположен в Национальном парке, а это — объект Всемирного наследия ЮНЕСКО.

 

 

 

— Расскажите, чем отличаются восхождения на Эльбрус и Килиманджаро?

 

— Эльбрус снежный. Там уже с 3500 метров — нетающий покров, а выше 4000 метров — ледники толщиной в несколько сот метров. Они скрывают опасность в виде трещин. На этой горе достаточно резкий набор высоты, крутые склоны — для новичка сложные участки. Горная система Кавказа достаточно молода в историческом плане, а чем моложе гора, тем острее пики. Килиманджаро — вулкан более пологий, но очень длинные переходы — ежедневно приходилось преодолевать минимум 10, а то и 15 километров, а в последний день и вовсе больше 20 в условиях нехватки кислорода. Казалось бы, немного, но когда идешь по бездорожью, по камням и в гору — для организма весьма утомительно.

 

 

 

Килиманджаро — «интернациональная» гора. Там мы встречали альпинистов из США, Чили, Австралии, Китая, Эстонии, Норвегии, Франции. Подружились с японцами — поддерживаем с ними связь, приглашают к себе в гости.

 

 Что самое сложное при восхождении?

 

— Основная трудность — недостаток кислорода с подъемом на высоту. Дышишь и не можешь надышаться — слабеют ноги, мышцы. У супруга на Килиманджаро начали проявляться признаки горной болезни, причем существенные. На вершину он дошел на таблетках. Наш гид был с пульсоксиметром — следил за насыщением крови кислородом. Если оно падает ниже допустимого уровня — принимают решение о возврате. Были люди, которые разворачивались. На Килиманджаро несколько маршрутов. Мы шли по маршруту Марангу, он самый быстрый, и в этом его коварство — многие не доходят до вершины по причине недостаточной акклиматизации.

 

 

 

— В экстремальных случаях у вас не возникало мысли повернуть обратно?

 

— Никогда! Несмотря на то, что со мной плохую шутку сыграл Эльбрус. Как раз перед штурмом вершины, за 5 километров меня начала «накрывать» горная болезнь. Видела, что еще далеко идти, но тут же отгоняла эту мысль: зачем тогда шла — чтобы сейчас повернуть обратно? До этого не чувствовала никакого влияния высоты, в отличие от моего мужа и большинства ребят из нашей группы, у которых уже при подъеме на 4 тысячи метров начинала болеть голова, и я их «откачивала» таблетками.

 

— Как подготовиться к кислородному голоданию?

 

— Никак! — скажет каждый альпинист. Читала, что в институте физкультуры есть барокамера, где создают условную высоту с определенным уровнем кислорода, чтобы организм адаптировался. Нужно ходить в горы постоянно, тогда организм привыкает. Возможно, у нас еще «сохранилась» акклиматизация от восхождения на Эльбрус, что и помогло через полгода успешно покорить 5895-метровую высоту Килиманджаро.

 

— Интересно узнать: как налажен альпинистский быт?

 

— Кухня на Килиманджаро европеизирована, но с местным колоритом. Нам готовили картофель с курицей, рыбу. На остановочных пунктах отдыхали в деревянных домиках на сваях. Путешествие на Эльбрус было намного бюджетнее: ели тушенку, колбасу, кашу. Спали в палатках или в вагончиках-бытовках, где были две комнаты на 8 человек и столовая.

 

https://i0.wp.com/www.mlyn.by/wp-content/uploads/2018/09/2017-n-b-0718-F-06.jpg?w=900 900w, https://i0.wp.com/www.mlyn.by/wp-content/uploads/2018/09/2017-n-b-0718-F-06.jpg?resize=300%2C225 300w, https://i0.wp.com/www.mlyn.by/wp-content/uploads/2018/09/2017-n-b-0718-F-06.jpg?resize=768%2C576 768w" alt="" width="900" height="675" data-attachment-id="112357" data-permalink="http://www.mlyn.by/2018/09/anastasiya-i-konstantin-lapko-pervaya-belorusskaya-semejnaya-para-pokorivshaya-elbrus/dcim-100gopro-gopr0684-jpg/" data-orig-file="https://i0.wp.com/www.mlyn.by/wp-content/uploads/2018/09/2017-n-b-0718-F-06.jpg?fit=900%2C675" data-orig-size="900,675" data-comments-opened="1" data-image-meta="{" data-image-title="DCIM100GOPROGOPR0684.JPG" data-image-description="" data-medium-file="https://i0.wp.com/www.mlyn.by/wp-content/uploads/2018/09/2017-n-b-0718-F-06.jpg?fit=300%2C225" data-large-file="https://i0.wp.com/www.mlyn.by/wp-content/uploads/2018/09/2017-n-b-0718-F-06.jpg?fit=900%2C675" />

 

— Если российский стратовулкан Эльбрус в ледниках, то какой климат на африканском вулкане?

 

— Вулкан Килиманджаро — уникальный. На нем присутствуют все климатические зоны — от тропических джунглей до арктической пустыни. Зелень заканчивается на высоте 4 тысяч метров, дальше идет вулканическая пустыня, все усыпано пемзой, застывшей лавой, коричневым вулканическим песком. На такой высоте не встречаются даже птицы. Воздух сильно разрежен. Высота свыше 5 км называется зоной смерти. Нам повезло увидеть снег. Гиды сказали, он выпал за две недели до нашего приезда. Белоснежная шапка Килиманджаро быстро тает. Она покрывала вершину горы 11 тысяч лет — с последнего Ледникового периода. По самым пессимистичным прогнозам ученых, редкие ледники могут исчезнуть уже к 2020 году, по самым оптимистичным — к 2045-му. Снегов Килиманджаро, о которых писал Хемингуэй, будущее поколение уже не застанет.

 

 

 

— Анастасия, а как выглядят вершины гор?

 

— На Эльбрусе пик — это небольшой пятачок, приблизительно как половина стандартной комнаты. Наша команда из 10 человек стояла там достаточно плотно. На Килиманджаро просторнее. Однако покорить ее вершину старается очень много человек. Все идут разными маршрутами, но на гребне они сливаются в одну тропу, по которой движется нескончаемый поток людей. С нами на вершине было человек 40, если не больше. Кто-то праздновал день рождения — носильщики принесли на вершину небольшой столик и торт. Восхождение на Килиманджаро мы приурочили к Году малой родины. На вершину взяли флаг наших с мужем родных Столбцов и районную газету.

 

 

 

В горах к обеду портится погода — все затягивается облаками, нулевая видимость, осадки, ветер. Поэтому на штурм Килиманджаро мы вышли в 12 часов ночи, а в полседьмого утра уже были на высочайшей точке. За ночь нужно было пройти 24 километра. Восхождение со спуском заняло 5 дней. А вот штурмовать Эльбрус мы вышли на полтора часа позже планируемого и не застали тех красот, которые обычно открываются с вершины, — налетели облака, пришлось подниматься в условиях плохой видимости.

 

— Танзания — страна дальняя. Раз уж выпал шанс туда попасть, наверняка, помимо Килиманджаро, вы успели еще где-то побывать…

— В этой стране были 10 дней. Она славится своими национальными парками. Поэтому отправились на африканское сафари. Посетили Тарангире — парк слонов и баобабов, там у каждого дерева есть свой инвентарный номер. Во время поездок по заповеднику из сафари-джипа ни в коем случае нельзя выходить. Животные привыкли к машинам — принимают их за больших животных, но стоит человеку покинуть авто — могут напасть. Два дня были в парке Серенгети — его название переводится как «бескрайняя равнина». Там проходят основные пути миграции африканских животных: огромное количество зебр, бизонов, антилоп, жирафов, львов, гепардов. Ночевали в палатке прямо посреди этого парка. Там водятся гиены — они издают звуки, похожие на человеческий смех, правда, совсем недобрый…

 

 

 

На экваторе темнеет рано, в 6 вечера. Млечный путь виден очень близко, как на картинках. Звезд очень много. А в радиусе сотен километров нет ни одного фонаря, абсолютная темнота.

Удивил парк Нгоронгоро — это коллапсировавший крупный вулкан, стенки которого провалились и внутри образовалась естественная резервация. Он первый в мире по плотности хищников. В кратере обитает около 25 тысяч животных. Там нам посчастливилось увидеть носорога.

 

 

— Планируете покорять новые вершины?

 

— Хотим завершить программу альпинизма «7 вулканов» — семь высочайших потухших вулканов Земли. Ждут еще Орисаба в Мексике, Демавенд в Иране, Гилуве на острове Новая Гвинея, Сидлей в Антарктиде и самый высокий Охос Дель Саладо — 6893 метров — в Чили. Цели, которые кажутся недосягаемыми, на самом деле вполне достижимы.

 

Семья Лапко согласна с Высоцким: лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал…

 

Елена ПАШКЕВИЧ

Фото из личного архива семьи Лапко

Источник

 

Проект 7 Вулканов 7 Континентов с Клубом 7 Вершин
 
Европа -  Эльбрус / Россия (5642 м) 
 
Азия -  Демавенд / Иран (5670 м) 
 
Африка - Килиманджаро / Танзания (5895 м) 
 
Северная Америка -  Орисаба / Мексика (5 700 м) 
 
Южная Америка - Охос / Чили 
 
Антарктида - Сидлей (4181 м) 
 
Австралия и Океания  - Гилуве / Папуа Новая Гвинея (4368 м) 
 

 

Все комментарии - Добавить свой

Комментарии пока отсутствуют ...