0000м   1000м   2000м   3000м   4000м   5000м   6000м   7000м   8000м

Он не был коммунистом – фильм Павола Барабаша об Иване Галфи

 

10 Мая, 22:51

С 1969 по 1987 год Иван Галфи был руководителем девяти гималайских экспедиций, пять из которых завершились успешно, в смысле достижения вершины. Такое постоянство свидетельствует только об одном – человек полностью соответствовал своей должности. Ему доверяло руководство, а экспедиции проводились за государственный счет. Ему доверяли лучшие спортсмены. Почти уникально то, что Галфи умудрялся руководить командами  звезд словацкого альпинизма, сильных и амбициозных людей, без сколько-нибудь серьезных скандалов, которые вышли бы за пределы экспедиций. При этом на восхождениях случались трагедии, конфликты интересов, споры – но фигура руководителя оставалась всегда безупречной по репутации.

 

Галфи много-много лет руководил Спасательной службой в Татрах и при этом умудрялся не быть членом компартии. Этого многие не знали, думая, что  Ну и немаловажно:  Иван  Галфи вырастил двух чудесных сыновей, многолетних лидеров спортивного ски-альпинизма Восточной Европы, гидов и очень сильных восходителей. 

 

 

 

Выдающийся словацкий автор горных фильмов, многократный лауреат международных конкурсов,  в том числе московского фестиваля «Вертикаль»  Павол Барабаш не так давно выпустил очередную масштабную картину. Фильм называется VÁBENIE VÝŠOK, что на мой взгляд, лучше перевести как «Притяжение высоты». Он состоит из двух частей, каждая по 54 минуты. Основан на  старых архивных съемках, на новостных хрониках, и на воспоминаниях ветеранов словацкого альпинизма, участников тех экспедиций «золотого века».

 

Трейлер

 

 

 

1969 – Нанга-Парбат (8125 m), без вершины.

1971 – Нанга-Парбат (8125 m), Маршрут Буля, вершина:  Иван Фиала и Мизхал Оролин – первый восьмитысячник для «стран народной демократии».

1973 – Макалу (8463 m), первое прохождение Юго-Восточного ребра на Юго-Восточную вершину.  Длительные и  неудачные спасработы, умер Ян Коуницкий.

1976 – Макалу (8463 m), первое восхождение на Юго-Восточную вершину, на Главную поднялись Милан Кришшак и Карел Шуберт (исчез на спуске).

1981 – Канченджанга (8586 m), вершина: Йозеф Псотка и Людовит Захоранский.

1981 – Жанну (7710 m), вершина: Леонард Дивальд, Роберт Галфи и Иван Возарик.

1984 – Лхоцзе Шар (8516 m), новый маршрут, вершина: Золтан Демьян и Петер Божик.

1987 – Эверест (8848 m), без вершины.

 

Иван Галфи - Ivan Gálfy (15 июня 1933 – 19 июня 2011)

 

 

 

По материалам журнала «Турист» 1988 года. Старое интервью, которое читается как древний, и тем интересный, документ.

 

Сегодня журнал представляет известного альпиниста из ЧССР Ивана Галфи. Он родился в 1933 году в деревне Партизанска Лупча, в Низких Татрах. С 1951 года принимал участие в восхождениях в Высоких Татрах. Много раз бывал на Кавказе, поднимался, например, по северной стене  Мижирги. Его имя связано с такими успехами альпинизма ЧССР, как первые восхождения в районе Гиндукуша (трижды на вершины выше 6000 м), перуанской Уаскаран. Он руководил экспедицией на Нанга-Парбат, Макалу, Канченджангу, Лхоцзе Шар. У Ивана Галфи три сына, младшему всего 4 года. По стопам отца идут Роберт (27 лет) и Александр (25 лет). У них хорошие результаты не только в восхождениях (Патагония, Памир, Гималаи и т. п.), но и в горнолыжном альпинизме.

 

 

Иван Галфи много сил отдает воспитанию молодежи, ведет большую общественную работу...

 

Чешский журналист Карел Блага встретился с ним по нашей просьбе и взял у него интервью.

 

— Многие считают, что только отчаянные могут заниматься альпинизмом, что он сопряжен с постоянным риском и здесь нередки несчастные случаи...

 

— Один крупный альпинист сказал, что в горы поднимаются для того, чтобы жить, а не умирать. Очень важно найти субъективные границы между необходимым риском и безответственным азартом. Если кто-то будет утверждать, что ему совсем незнакомо чувство страха, то в таком случае определенно у него что-то не в порядке. Или это — самоубийца, для которого не важна жизнь, что, естественно, является ненормальным, или этот человек лжет!

 

— И вам тоже известно чувство страха!

 

— Каждый из нас испытывает чувство страха, и альпинисты тоже. Но это не страх, которому человек панически поддается, а должно быть такое чувство, которое спасает его от смерти. Я могу процитировать и Месснера, который сказал: я не колебался, чтобы иногда вернуться, отказаться от подъема. Благодаря этому по сей день я живу.

 

Знаете ли, умереть — это единственный абсолютный проигрыш, который вас может встретить в горах. Если вернетесь после неудачной попытки, то можете попробовать снова и несколько раз. Но если не вернетесь, то у вас уже нет шанса для следующей попытки. К сожалению, сегодня часто разрушаются границы между риском и азартом.

 

— Кто вас приобщил к альпинизму! Ваши родители! Или тяга к горам проявилась позднее!

 

— Мои родители не имели ничего общего со спортом. Но любовь к горам я, пожалуй, унаследовал от них. Лазание по скалам стало для меня увлечением на всю жизнь, а со временем и моей профессией. Учился в ремесленном училище при обувной фабрике «Свит». Каждый выходной день мы уходили в горы, на «Силезский дом», откуда совершали многочисленные восхождения. В 1954 году я начал работать в постоянной спасательной горной службе.

 

— Что о ней можно сказать подробнее!

 

— Сегодня в Татрах насчитывается 25 профессиональных горных спасателей (тогда было только 5), среди которых немало альпинистов. Я их руководитель с 1976 года, и в моем распоряжении не только профессионалы, но и несколько десятков добровольцев, которые свои свободные часы посвящают спасательным работам в горах. После ночных поисков наступает благодатное утро, однако их труд мало кто может оценить. Тем более — это я снова хочу подчеркнуть — нам неприятно, что о горах нередко пишут, связывая их с трагедиями, в то время как успешные поиски — а таких большинство — воспринимаются как само собой разумеющиеся. Труд спасателей — хорошая тренировка для альпинистов. Мой опыт показал, что такие люди потом, во время экспедиций, более ответственны, чем те, кто считал свою собственную жизнь слишком «бесплатной».

 

— Что, на ваш взгляд, отличает альпиниста от, так сказать, обыкновенного человека!

 

— Горы требуют определенного характера, а не только физической закалки. Ее можно приобрести тренировкой, испытать в различных лабораторных тестах, как это принято сейчас в профессиональном спорте. Никакой тест, однако, не сможет вам сказать, кто как будет вести себя наверху в горах, что с ним сделает высота, как на это будет реагировать его психика.

Результаты выдающихся спортсменов безусловно заслуживают внимания и уважения. Но почти любой атлет показывает результаты в условиях по сравнению с альпинистами просто комфортабельных. Перед тренировкой атлеты хорошо поедят, напьются, специалисты наблюдают за их состоянием; за час перед соревнованиями они ложатся на стол массажиста. Сразу же после тренировки — теплый душ, прием пищи и воды. Кроме того, они под постоянным вниманием медицинского персонала. Сауна, массаж, водные процедуры... Сравнивать с условиями альпинистов, которые несколько недель живут при жгучем морозе в палатках, которым часто негде даже умыться и которые питаются консервами, подчас не имея возможности их даже разогреть...

 

— В наши дни молодежь проявляет все больший интерес к горам. Что вы можете сказать о развитии массового альпинизма!

 

— Альпинизм — очень дорогостоящий вид спорта, один из самых дорогих. Это мешает его массовому развитию. Большую часть альпинистского снаряжения у нас не производят: это себя не оправдывает из-за небольшого количества альпинистов. Правда, после первых успехов в 60-е годы наши спортивные и государственные органы о нас проявили заботу, и на их отношение к нам жаловаться не приходится. Однако положение альпинистов хуже, чем у любителей других видов спорта. Наверно, и в маленькой Чехословакии было бы больше любителей скалолазания, если бы снаряжение было более доступным. И стоимость экспедиций очень высока — без помощи государства осуществить их невозможно.

 

— В прошлом году вы руководили экспедицией на Гималаи, цель которой состояла в покорении высочайшей горы мира. Погода и исключительно неприятное стечение всех обстоятельств помешали этому. Почему вы решили отказаться от другой попытки!

 

— Я считал, что мои восхождения заканчиваются и этот подъем должен стать последним, последней дорогой в Гималаи. Но сейчас я уже понимаю, что последней он не стал, Я не говорю, что возраст не создает определенных трудностей, связанных с подготовкой экспедиции. Я уже несколько устаю. Руководить ею, все обеспечить и организовать для восхождения еще сложнее, чем подниматься с профессиональной командой. Я знаю, что уже не буду тем, кто «снимает пенки», кому достается слава покорителя. Сегодня я уже отношусь к тем, кто организует экспедицию. Но и это — прекрасный и необходимый труд.

 

Карел БЛАГА

Перевод с чешского Г. Белановой

 

Прага

Журнал «Турист» № 5(269) май 1988

 

Герои Нанга-Парбат Михал Оролин и Иван Фиала в гостях у своего шефа. Незадолго до его кончины...

 

 

 

Все комментарии - Добавить свой

Комментарии пока отсутствуют ...