0000м   1000м   2000м   3000м   4000м   5000м   6000м   7000м   8000м

Подняться на Эверест – это достижение. Интервью с Владиславом Морозом

 

24 Ноября 2016, 22:35

 

В апреле стартовала международная экспедиция на Эверест под руководством Александра Абрамова, руководителя клуба «7 Вершин».

В восхождении приняла участие съемочная группа «РД студии» Валдиса Пельша: команда продолжила съемки документального фильма «Ген высоты, или Как пройти на Эверест», начатые в 2015 году по заказу Первого канала. Фильм выйдет на экраны уже этой осенью, следите за новостями!
Для директора компании Red Fox Владислава Мороза это была вторая попытка восхождения (экспедиция 2015 года прервалась из-за сильнейшего землетрясения в Непале). Он вернулся и рассказал нам о том, с чем придется столкнуться человеку, бросившему вызов высочайшей вершине планеты.

Фото: Роман Реутов, Владислав Мороз, Олег Пименов

В чем особенность экспедиции на Эверест?

Базовый лагерь Эвереста находится на высоте 5200 м. Для сравнения: самая высокая точка Европы, гора Эльбрус, немногим выше – 5642 м. Мы приехали, и высота сразу дала себя знать: у кого-то голова заболела, кого-то затошнило, было тяжело передвигаться. В общем, никакого героизма.

 


A_IMG_9016.jpg


Процесс акклиматизации длился пять-шесть недель, а восхождение на вершину – всего один день. К этому дню мы тщательно готовились: ночевали на высоте Эльбруса, затем на высоте Пика Ленина, потом поднялись выше Пика Коммунизма.


base camp.jpg
Иногда меня посещали мысли: вдруг не смогу, не справлюсь. Я так долго готовился, и потом за один день мне предстояло выложиться на максимум. Как сказал Александр Абрамов, восхождение – это 30% успеха, остальные 70% – это спуск. Если погода хорошая, есть кислород, шерпы помогают, то шансы на успешное восхождение растут. Если налетела непогода, то это большая проблема. Нам, к счастью, с погодой повезло.

 


698A2527.jpg

 


CAM27485.jpg
Как вы акклиматизировались?

Выше 6000 метров силы уже не восстанавливаются. Чем чаще люди ходят наверх, тем лучше у них акклиматизация и хуже физическая форма. Некоторые люди худели на 15 кг. И это не жир, а мышцы. Организм пожирает сам себя. Я похудел килограммов на пять.

 


698A2880.jpg


698A3015.jpg


Чем дольше длится акклиматизация, тем меньше остаётся сил, но зато можно идти быстрее. Необходима золотая середина. Когда люди ходят без кислорода, они стараются как можно меньше времени проводить наверху. Некоторые сначала поднимаются на Чо-Ойю (восьмитысячник в Гималаях, не далеко от Эвереста, тоже с Тибетской стороны), затем приезжают в Базовый лагерь, идут наверх и ночуют в Middle Camp на 5800 м (второй высотный лагерь на пути к вершине), где силы еще восстанавливаются. Затем поднимаются до ABC (лагерь на 6400 м), возвращаются и спускаются ниже Базового лагеря (5200 м), где можно надышаться кислородом. После этого они снова идут наверх. То есть, с одной стороны, человек находится на высоте, с другой – еще может восстановить силы.


698A2878.jpg


У нас была другая тактика. Мы поднялись в Middle Camp (5800 м), переночевали и вернулись в Базовый лагерь (5200 м). Затем мы дошли до ABC (6400 м), чтобы провести там два дня и акклиматизироваться, после снова спустились в БЛ (5200 м). Затем мы поднялись к Северному седлу (7200 м), провели там две ночи и опять спустились в БЛ (5200 м). Всего мы сделали три акклиматизационных выхода. Как показала практика, такая тактика работает в подобных экспедициях: в нашей группе почти у всех получилось рассчитать силы.



Как правильно рассчитать силы, чтобы взойти на вершину и сохранить нормальное самочувствие?



Тут такой баланс: чем быстрее человек идёт, тем он мобильнее. При кислородном восхождении баллона хватает на более долгий срок. Если человек перемещается медленно, то приходит затемно и чувствует себя хуже. Вкупе с плохой погодой, самочувствие может резко ухудшиться. Это ведь большие горы, выше 6000 метров.

 


698A4008.jpg
Важно идти, стараясь не выкладываться до конца. Были случаи, когда люди умирали на вершине или во время спуска. Иногда, спускаясь с вершины, люди останавливаются отдохнуть на большой высоте, засыпают и уже не просыпаются.


6015.jpg
Бывает, что хочется рвануть, но этого делать не стоит, потому что может заболеть горло или сердце. Я не всегда понимал, что со мной происходило. Сложно было беречь себя. Даже у серьезных спортсменов может случиться отёк легких или мозга, и это нельзя проконтролировать. В таком случае нужно быстро спуститься, чтобы не заболеть. В экспедиции на большую высоту важно понять, где следует остановиться и повернуть назад.



Во время экспедиции у вас были тренировки?



Мы провели ледовые занятия в лагере ABC. Это нормальная практика для альпинистского лагеря: участников учат ходить по льду и снегу в кошках, пользоваться ледорубом, ходить по верёвке. В составе экспедиции могут быть новички или спортсмены, которые не обладают какими-то навыками.

 


698A3252.jpg


Выше 6400 метров приходится делать то, чего обычно не делаешь: идти наверх по протянутым верёвкам, пристёгиваться и отстёгиваться. Это очень важные навыки, обеспечивающие безопасность. Если человек упадёт и пролетит пять метров, будучи пристёгнутым к веревке через карабин, это не страшно, ведь у него есть страховка. Если же человек не пристегнулся к верёвке, или у него нет четкого осознания, что это нужно сделать, то могут быть серьёзные проблемы.

 


7ceVXBGJ7Q8.jpg


Люди, идущие наверх, не всегда хорошо это усваивают. Бывает, впереди стоит человек, который не понимает, что ему нужно сделать, или делает медленно и задерживает остальных. Чья-то задержка плохо влияет на всех: люди останавливаются, замерзают, кровь циркулирует плохо, можно получить обморожение.

 


XjDXa5TYi3U.jpg


У меня был случай: на высоте 8600 м передо мной шла группа индийцев, которые ничего не умели делать и двигались крайне медленно. Я ждал и чувствовал, что вот-вот замерзну, но не мог их обойти. Я сделал 400 движений одной ногой, 400 другой – немного отпустило. Поэтому технические занятия перед восхождением – это очень полезная вещь, которая позволяет двигаться быстрее и не задерживать остальных. Полученные навыки – это в первую очередь залог вашей безопасности, ведь в условиях недостатка кислорода мыслительный процесс замедляется, и многие технические вещи необходимо уметь делать автоматически.



Есть ли на Эвересте сложные технические этапы?



Есть два кусочка, где поставлены лестницы, вокруг которых – ворох верёвок, привязанных несколько лет назад. Среди них есть одна свежая перильная веревка, которую все используют. По этой лестнице нужно пролезть метров 10-12 со страховкой. Вроде бы, ничего сложного, но на высоте не все понимают, что нужно делать. У меня зубья кошки застревали в ступенях – ощущение неприятное. В условиях холода и недостатка кислорода каждое движение давалось с трудом.

 


line.jpg
Для восхождения на Эверест не обязательно быть скалолазом, но от подножия Северного Седла (7200 м) до самой вершины (8848 м) провешены верёвки. Нужно пользоваться обвязкой, карабинами, перещелкиваться с одной верёвки на другую. Это азы, но азы на высоте.

 


IMG_3361.jpg

 


IMG_3234.jpg

 


698A4016.jpg
Что вы почувствовали, когда поднялись на вершину?

Счастье, восторг! Это кульминация всего похода. Мы пофотографировались, посмотрели вокруг: там очень красиво, погода была отличная. Когда я поднялся, Витя Бобок предложил позвонить по спутниковому телефону. Я кое-как набрал номер супруги голыми пальцами, хотя это довольно опасно, потому что можно получить обморожение, но не дозвонился.

 


IMG_3277.jpg
Как проходил спуск?

Спускаться было непросто. Надо было снова пройти весь путь по верёвкам от вершины до Северного седла (7200 м), а это ни много ни мало – 1,5 км перепада высоты. Мы пришли туда изнурённые, и в тот же день мы должны были спуститься в АВС (6400 м). Надо было пройти вниз еще километр, а сил не было. К вечеру мы дошли до ABC, провели там ночь. Мы чувствовали возбуждение от перенапряжения и усталость одновременно, эмоции переполняли. Я вообще в ту ночь не спал, встал в четыре часа утра, пошёл смотреть на горы.

 


IMG_3457.jpg
На следующий день после спуска мы должны были собрать вещи и погрузить на яков, но после восхождения все были измождённые: хотелось пить, есть или спать. Мы делали всё очень медленно, поэтому стартовать в Базовый лагерь удалось не утром, а только в три часа дня. Долгий спуск – и последнюю пару часов я шёл в темноте. К сожалению, фонарика у меня с собой не было, поэтому я шёл почти на ощупь. К тому времени стало холодно. В рюкзаке были вода и тёплая куртка, но я не смог ими воспользоваться: сил остановиться и переодеться не хватало. Я почти не помню, как добрался до Базового лагеря: спустился уже ночью по тропе. К счастью, тропа там единственная, поэтому я не заблудился.

 


IMG_3292.jpg
Случалось ли во время экспедиции что-то непредвиденное?

Непредсказуемым было погодное окно. Когда оно появится, и будет ли к этому времени подготовлен маршрут – это то, что нельзя спланировать. Подготовкой маршрута занималась китайская группа: она провешивала верёвки. Если погода хорошая, а верёвки не провешены, то группа идти наверх не может. До штурмового лагеря (7800 м) – четыре дня пути из Базового лагеря (5200 м). Ожидание заставляло сильно поволноваться: погодное окно может уйти или группа может не успеть подготовить маршрут – мы никак не могли это проконтролировать, а ведь от этого зависит результат всей экспедиции.

 


prezi_BP2.jpg
В каком режиме вы пользовались кислородом?

Мы начали пользоваться кислородом, начиная с Базового лагеря (5200 м). Это плохо для акклиматизации, потому что организм адаптируется медленнее, но зато для нас этот процесс проходил более безболезненно.

Режим использования кислорода в нашей экспедиции условно включал в себя два этапа: акклиматизационные выходы и штурмовое восхождение. Во время трёх акклиматизационных выходов мы вдыхали кислород только в первую ночь пребывания в каждом лагере. Благодаря этому мы чувствовали себя лучше, и риск заболеть высокогорной болезнью уменьшался. Вторая ночь в каждом лагере проходила без кислорода. Это, конечно, было ужасно: мы спали полчаса, а после этого наступала полудрёма, начиналась головная боль. Состояние странное: я и не спал, и не бодрствовал, находился в отрыве от реальности. Таким образом мы постепенно привыкали к высоте.

 


IMG_3761.jpg
Штурмовое восхождение (от Базового лагеря (5200 м) до вершины (8848 м)) проходило без кислорода вплоть до Северного седла (7200 м). Я никогда не забуду свою первую бескислородную ночь. Я не мог заснуть, посмотрел на время – 1.45, немного подремал, снова посмотрел – 1.46. Кое-как заснул, проснулся в пять утра и понял, что реальность не соответствует тому, что у меня в голове. Это нужно было срочно каким-то образом синхронизировать. Я достал плеер: зная, сколько длится песня, можно отследить время. В такие моменты нужно набраться терпения и просто пережить их.

 


8268.png

Начиная с Северного седла (7200 м), мы использовали кислород каждую ночь, и это было большим облегчением для всех нас. К тому моменту мы уже достаточно хорошо акклиматизировались, и приоритетом стала ясность мышления, которая необходима во время штурма.

Вы могли бы подняться в одиночку?

Настоящее одиночное восхождение совершил Райнхольд Месснер. А здесь – дорога пробита, везде верёвки, так что это не проблема. Шерпа сопровождает тебя, помогает с кислородом, поддерживает – это уже не в одиночку. Для профессиональных альпинистов такое восхождение – профанация, но для обычного человека – подвиг. На Эвересте было много спортсменов, гидов, для которых восхождение – это работа. Многие говорят про то, что человек платит деньги, и его почти заносят на Эверест, но это не соответствует действительности. На самом деле, это большой труд.

 


IMG_4032.jpg
Что придавало вам сил?

В таком серьёзном проекте, как экспедиция, важны здоровье, выносливость, мотивация и погода. Нужно иметь спортивную форму, которая поможет преодолеть трудности. Помимо этого, должна быть сильная мотивация. Люди находятся в экспедиции семь недель в сложных условиях: приходится себя заставлять, контролировать, ограничивать в некоторых вещах ради цели. Нужно настроиться на то, что это важно и нужно. Ты никому ничего не доказываешь, кроме самого себя.

 


698A4428.jpg
После закрытия экспедиции 2015 года, на пути в лагерь ABC я встретил парня из Чехии. Он уволился с работы и продал квартиру, чтобы взойти на Эверест, и на следующий год уже не смог бы туда вернуться. Он поставил на экспедицию очень многое, у него была серьезная мотивация, но, к сожалению, взойти ему так и не удалось. В этом году я его уже не видел на Эвересте.

Как опыт экспедиций влияет на вашу повседневную жизнь?

Очень положительно. В первую очередь, он позволяет избегать стрессов. Какие могут быть стрессы, если ты был на Эвересте, ходил на 8000 метров, ночевал в палатке на 8300, и т.д.? Этот опыт позволяет использовать мотивацию, стать гораздо выше бытовых проблем в работе, быть очень целеустремленным, вкладывать много труда во что-либо. Там потренировался, здесь применил.

 


8860.jpg
Что нужно, чтобы добиться успеха в жизни?

Большое значение имеют здоровье, мотивация и удача. Нужно быть целеустремленным и обладать большим запасом прочности. Важно быть стрессоустойчивым, в том числе в экстремальных ситуациях, которые могут произойти и в горах и в жизни. Нужно уметь правильно на них реагировать. Это необходимо для достижения успеха.

 


IMG_3895.jpg

Все комментарии - Добавить свой

Комментарии пока отсутствуют ...