Виктор Боярский. Барнео: Тёплый остров в холодном океане

 

10 Июня, 22:08

Казалось бы, что в наше время бурного развития информационных технологий, способных легко увести в мир виртуальной реальности, удивить кого-либо чем-либо совсем не просто – тем не менее, словосочетание «арктический туризм», всё чаще появляющееся в статьях и очерках, на ТВ и в радиопередачах, посвящённых победному возвращению России в Арктику, вызывает у большинства людей удивление. Действительно, о каком туризме (в его привычном представлении) может идти речь в краях вечного холода, в краях, где метелей неизмеримо больше, чем отелей, где зимою нет рассветов, а летом закатов, где нет ни интернета, ни мобильной связи, где вода может существовать одновременно во всех трёх агрегатных состояниях и так далее… Но он есть, и вот уже в течение без малого тридцати лет довольно устойчиво и успешно развивается.

 

 

На сегодняшний момент можно выделить два основных направления развития арктического туризма, которые надёжно и прочно, как меридианы, объединяет Северный полюс: это круизные рейсы на атомных ледоколах по маршруту Мурманск – Северный полюс – архипелаг Земля Франца-Иосифа – Мурманск, а также лыжные экспедиции и вертолётные туры к Полюсу, организуемые через ледовую базу «Барнео». И то, и другое направления сформировались, в основном, в самый мрачный период постсоветского периода в Арктике – период произошедшего в начале лихих 90-х развала структур Северного морского пути и полного сокращения научных исследований и производственных работ в высокоширотной Арктике. Атомный ледокольный флот и полярная авиация остались вдруг невостребованными, и эта ситуация усугублялась неизбежной потерей высокопрофессиональных кадров, которые, особенно в полярных условиях, как нигде, «решают всё»!

 

Вот тут-то и возникла идея своеобразного перепрофилирования имевшихся технических ресурсов с решения временно отсутствовавших народнохозяйственных задач на обеспечение туристических проектов, тем более что речь прежде всего шла о возможности посещения Северного полюса – недостижимой до этого мечты для абсолютного большинства людей. Летом 1990 года был совершён первый туристический рейс атомного ледокола «Россия» к Северному полюсу. Рейс этот продолжался более трёх недель и включал, помимо Полюса, также посещение архипелагов Земля Франца-Иосифа, Новая Земля и острова Вайгач. Первыми туристами были, в основном, жители Западной Европы и США. С тех пор и по настоящее время этот маршрут действует бесперебойно в течение летних месяцев, с конца июня по середину августа. Его продолжительность сократилась до 11 дней за счёт исключения из программы посещения Новой Земли и Вайгача. В зависимости от спроса ежегодно реализуется 4-5 круизов к Полюсу. Среднее число туристов на борту составляет около 120 человек.

 

Первая вертолётная экспедиция к Полюсу состоялась в 1992 году. Организаторами выступили две российские компании - «ВИКААР» и «БАРК». Первая группа туристов составляла всего 12 человек (все из Франции). Полёт по маршруту Диксон – архипелаг Северная Земля – Северный полюс – Диксон выполнялся на трёх вертолётах МИ-8 , два из которых выполняли функцию танкеров для дозаправки пассажирского вертолёта; общий налёт составил около 90 часов, из которых 20 часов налетал вертолёт с туристами.

 

Понятно, что такой вариант туристической программы не имел перспектив, прежде всего с точки зрения его продолжительности и безопасности. Спустя всего год, в 1993 году, была реализована туристическая программа на Северном полюсе, с использованием промежуточного ледового аэродрома и временной ледовой базы, получившей впоследствии известность под названием «Барнео». Первыми туристами – участниками проекта Барнео – стали парашютисты, совершившие прыжок на Северный Полюс. Осуществление подобного проекта стало возможным с использованием технологий строительства временных баз и ледовых аэродромов на дрейфующем льду, разработанных и успешно применявшихся в высокоширотной Арктике в 60-80 годы для проведения разного рода научных исследований. С прекращением их в те самые 90-е возникла возможность своеобразной конверсии этих технологий, которая, в конечном счёте, привела к разработке и внедрению международного проекта с несколько необычным, если иметь в виду весьма специфические условия, в которых он реализуется уже на протяжении 25 лет, названием «Барнео». Да именно Барнео, через «а». Эта небольшая хитрость призвана усыпить своим тёплым звучанием бдительность того или иного сомневающегося в правильности своего выбора туриста, и в то же время даёт нам полное право отклонять все возможные претензии и иски, в случае если условия реального «Барнео» не совпадут с его ожиданиями. (На самом деле это название пришло вместе с упомянутыми технологиями, как позывной одной из прежних баз).

 

 

NHP00654.jpg

Современный Барнео – это комплекс, включающий ледовый аэродром и жилые модули, построенные из каркасных палаток, отапливаемых тепловыми пушками. Стандартные жилые модули площадью около 40 кв. м предназначены для вполне комфортного проживания одновременно десяти человек, два модуля кают-компаний, каждый площадью 80 кв. м, соединены через общий кухонный блок. Кроме того в состав лагеря входят отдельно стоящие модули с электрогенераторами и гаражом для снегохода и баня. В зависимости от необходимости лагерь может принимать одновременно до ста человек и даже более. Возведение стандартной жилой палатки занимает всего 2-3 часа. Ледовый аэродром – это взлётно-посадочная полоса, строящаяся с помощью тракторов и доводимая до возможного в этих условиях совершенства вручную. Параметры полосы в среднем вписываются в необходимые стандарты при длине свыше 1000 метров и ширине 60 метров. Рядом с полосой размещаются палатки лётного состава и диспетчера полётов.

 

 

Вид на Барнео с вертолёта

 

Строительство полосы – завершающий этап сложной транспортно-логистической операции, начинающейся в середине марта с вылета двух вертолётов МИ-8 с аэродрома базирования (Красноярск или Сургут) на о. Средний архипелага Северная Земля и далее на север вдоль меридиана 95 градусов восточной долготы в точку на дрейфующем льду Северного Ледовитого океана на максимально возможном по запасу топлива удалении. В зависимости от ветра эта точка может быть на широте 87- 88 градусов. Одновременно с вылетом вертолётов в Мурманск доставляется груз для десантирования – бочки с топливом для заправки вертолётов (свыше 300 бочек), осуществляется их раскрепление на платформах для десантирования. Туда же доставляются два трактора Дт-75 для строительства взлётной полосы и раскрепляются на специальных платформах для десантирования. В Мурманск перелетает транспортный самолёт ИЛ-76 , который загружается платформами с бочками с топливом. Вертолёты сообщают в Мурманск точные координаты точки и погодные условия. При наличии благоприятных условий самолёт ИЛ-76 вылетает по маршруту Мурманск – точка в море – район Северного полюса – Мурманск. После сброса топлива в количестве достаточном для полной заправки двух вертолётов, самолёт уходит в точку, близкую к Северному полюсу, где выбрасывает десант парашютистов и оставшееся топливо, и затем возвращается в Мурманск. Вертолёты, придя в точку второго сброса, заправляются и вылетают на поиски ледового поля, подходящего для строительства аэродрома.

 

Для строительства ледового аэродрома необходимо найти достаточно большое – не менее 2х2 км – поле толстого однолетнего льда с толщиной не менее 150 см: именно такая толщина необходима для безопасной посадки самолёта АН-74, который будет осуществлять все пассажиро-транспортные операции на Барнео. Когда подходящее поле найдено, его координаты сообщаются в Мурманск, и самолёт ИЛ-76 совершает второе десантирование генерального груза – двух тракторов и топлива – возвращается в Мурманск под загрузку оставшегося топлива и вылетает в район строительства базы для заключительного третьего десантирования. Тем временем начинается строительство взлётно-посадочной полосы, продолжающееся, в зависимости от условий, от двух до пяти дней. Когда полоса готова к приёму самолётов, из Лонгиира (Шпицберген) техническим рейсом вылетает самолёт АН-74, на борту которого находятся представители лётной инспекции (Росавиация), осуществляющие техническую приёмку полосы, а также часть снаряжения и оборудования для строительства лагеря вместе с представителями передовой группы личного состава будущего лагеря Барнео. Начинается строительство лагеря, в котором принимают участие все находящиеся на льдине и свободные от других работ участники экспедиции.

 

Следующие два рейса загружены всем оставшимся оборудованием. Как только лагерь будет готов, начинаются пассажирские рейсы с туристами и научными работниками. Продолжительность сезона на Барнео, как правило, не превышает трёх недель. За это время лагерь посещает в среднем 200-250 человек.

 

 

NHP00630.jpg

 

Во время сезона на Барнео реализуется множество разнообразных по продолжительности лыжных программ, участники которых проходят на лыжах дистанции от 200 до 5 километров с непременным финишем на Северном полюсе. Доставка участников в точку старта, эвакуация их с Полюса, равно как и обеспечение их страховки на маршруте, осуществляется двумя вертолётами МИ-8, находящимися на Барнео в режиме постоянного дежурства. Помимо лыжных, успешно реализуются программы посещения Полюса на вертолётах, прыжки с парашютами и погружения с аквалангами в точке близкой к Полюсу – и даже свадебные церемонии.

 

Мне самому пришлось в 2010 году исполнять роль полярного священника, благословляющего брачный союз, заключаемый при полном непротивлении сторон на самом Северном полюсе. Молодожены хотели пригласить на церемонию настоящего священника из Лонгиира, но тот отказался под предлогом того, что… «Северный полюс – не его епархия». Возможно, он был и прав, ведь одному Богу известно, где чья епархия! В этой ситуации мне, как экспедиционному лидеру на Барнео, ничего иного не оставалось делать, кроме как самому исполнить эту высокую и весьма прохладную миссию. Молодожёны остались вполне довольны свадебным обрядом, несмотря на некоторые, естественные в этой ситуации, неудобства, связанные с надеванием ледяных колец на замёрзшие пальцы. Невеста по традиции подарила мне (как священнику) свою подвязку! Ещё одним отличием этой волнующей церемонии от таковой же, проводимой в более умеренных широтах, было то, что мы вынуждены были переместиться в вертолёт, чтобы выпить (а не грызть) традиционное шампанское. При минус 30 градусов даже закалённое в боях «Советское шампанское» моментально замерзает при соприкосновении с холодными стенками хрустальных церемониальных бокалов.

 

 

Автор исполняет роль священника на свадебной церемонии

 

На Барнео регулярно организуется марафонский забег в районе лагеря с последующим посещением участниками забега Северного полюса на вертолётах. В 2016 году здесь была осуществлена весьма необычная, даже для видавших виды организаторов, программа по фигурному катанию в районе Северного полюса. Японская фигуристка исполнила несколько элементов произвольной программы на небольшом – несколько метров в поперечнике – искусственном катке, устроенном специалистами Барнео. Для этого нам пришлось решить проблему с получением достаточного для заливки небольшой площадки количества пресной воды. Неровный и мягкий морской лед не подходит для катания на коньках, тем более для исполнения элементов фигурного катания. Вода была приготовлена вытаиванием из снега.

 

А недавно нам стало известно о проекте проведения международного матча по хоккею с шайбой на Барнео в 2019 году. Для реализации этого проекта потребуется весьма значительное количество пресной воды, и это может быть обеспечено с помощью мобильного опреснителя, который надо будет доставить на Барнео на самолёте, то есть опреснитель должен быть достаточно компактным. Это обусловит его относительно малую производительность, что потребует разработки адекватного метода заливки. Иными словами, идею эту реализовать возможно, а технические детали и, соответственно, стоимость её реализации мы готовы обсуждать с инициаторами проекта.

 

В течение всего сезона на Барнео работают группы российских и зарубежных учёных, занимающихся исследованиями океана и морских льдов. Надо отметить, что после временного прекращения в 2013 году (в связи с ухудшением ледовой обстановки и климатическими изменениями) работ по организации дрейфующих научно-исследовательских станций, ледовая база Барнео остаётся на сегодняшний день единственной опорной точкой российского присутствия в высокоширотной Арктике. И, я уверен, останется таковой ещё долгое время, поскольку географический Северный полюс – вершина нашей планеты – будет притягивать к себе представителей новых и новых поколений, которые мечтают постоять, пусть даже очень короткое время, в точке, где коварный GPS в течение буквально нескольких секунд показывает заветные 90 градусов северной широты – и быстро и причудливым образом меняющиеся цифры, указывающие долготу, которой, равно как и понятия времени, в этой точке нет.

 

 

NHP00581.jpg

Автор: Виктор Ильич Боярский, почётный полярник России, директор ООО Компания ВИКААР.

В проекте Барнео с 1997 года.

 

ИСТОЧНИК

Все комментарии - Добавить свой

Комментарии пока отсутствуют ...