0000м   1000м   2000м   3000м   4000м   5000м   6000м   7000м   8000м

Сегодня 70 лет Ежи Кукучке. О его подвигах. Часть 2

 

24 Марта, 22:42

Это продолжение. Начало было здесь….

 

 

  Итак, начнем говорить собственно об  альпинистской биографии Ежи (Юрека) Кукучки. Что поражает, прежде всего, это его дерзость. Едва начав заниматься скалолазанием, и не будучи суперталантом в этой области, он выходит на сложнейшие маршруты на тренировочных скалах, затем в горах. На второй-третий год  занятий Кукучка уже идет на рекорды, на первые зимние прохождения сложнейших маршрутов в Татрах. В свой первый приезд  в Доломиты он проходит новый маршрут по гигантской стене на Торе Триесте.  Вернувшись в Италию зимой, Ежи участвует в первом зимнем прохождении грозной и гладкой Южной стены Мармолады. Мирового класса восхождение! Первый визит в Шамони завершается новым маршрутом на Гран Жорасс, второй -  новым маршрутом на Пти Дрю.  Да, дерзость – это то, что отличало польских альпинистов того времени.

 

 

  В 1974 году перспективного спортсмена, а именно такое, спортивное, было тогда отношение к альпинизму,  приглашают в  экспедицию на Аляску. Это первый выезд польских альпинистов в этот район и готовятся к нему тщательно. Команду возглавляет Хенрик Фурманек, опытный руководитель экспедиций, большой авторитет  в мире польского альпинизма.  Кукучка в команде новый человек, ему предстоит первый выход на высоту.  События разворачиваются драматически. Команда успешно проходит сложный маршрут Вестерн Риб. Но уже в районе вершины поляков застает настоящий ураган. Разворачивается самая настоящая борьба за жизнь. Кое-как альпинисты добрались до палаток и остались там блокированными на целых пять суток.  Чудом было возвращение их из этого плена. Ежи  оказался самым пострадавшим из всей команды. У него были обморожены пальцы на ногах и их немножко подрезали. Был потерян год, да и потом были трудности с восстановлением.

 

  Если бы не этот случай, Кукучка раньше попал бы в число лидеров польского гималаизма. Но к каким итогам бы это привело? Не будем гадать… Сколько их амбициозных и молодых нашли свою гибель не добравшись до настоящих высот!

 

  Так или иначе, Кукучке  пришлось доказывать своё место среди лидеров, как бы со второй позиции. Пока сборные страны штурмовали К2, три Канченджанги  и зимнюю Лхоцзе, Ежи принял участие в двух экспедициях в Гиндукуш и в одной на Нанга-Парбат. Это была отличная школа. Нельзя сказать, что  Мак-Кинли ничему Ежи не научил.  Он вовремя отказывается от штурмового выхода во время первой своей попытки взойти на восьмитысячник (Нанга-Парбат).  Однако Кукучка  всё также спокойно шел на риск, также демонстрировал  уверенность в себе.

 

  Осень 1979 года

Большая экспедиция родного клуба Катовице на Лхоцзе. Руководитель Адам Билчевский.  В штурмовом лагере находятся четверо.  Двое из них, более опытные и возрастные, Зигмунд Хейнрих и Януш Скорек, готовятся к выходу с кислородом. Анджей Чок, сходивший летом на Коммунизма с одной ночевкой, уверен в своей форме. Он твердо решил идти без кислорода. Ежи Кукучка колеблется до последней минуты. Дело в том, что кроме всего прочего, он идет с тяжелой кинокамерой. То есть, он должен снимать, а это огромная дополнительная нагрузка.  Ежи сначала нагружает на себя кислородный баллон, потом отойдя сотню метров возвращается и выгружает его обратно.

  Бескислородная связка Кукучка – Чок лидирует большую часть этого непростого маршрута. Однако в районе вершины «кислородники»  всё же уходят вперед. Ежи снизу старается снять их выход на вершину. Эх, где же эти съемки?

 

 

 1980 год

 

 В этом году поляки застолбили Эверест на два срока. Национальная экспедиция под руководством Анджея Завады выехала еще в декабре  и закончила свою деятельность в июне. Первый (самый сильный) ее состав  прославил свою страну, совершив первое зимнее восхождение на Эверест. Кшиштоф Велицкий и Лешек Чихи, ровесники  Кукучки, становятся звездами мирового уровня.  Перед вторым составом стояла задача открыть новый маршрут, при этом  основной, классический маршрут был занят испанцами. Вообще получить пермит на параллельный маршрут в то время  было чудом. Обычно давали вообще  одно разрешение на сезон.

  Маршрут не мог претендовать на то, чтобы стать сложнейшим, но и легким никак его нельзя назвать. Да и  настрой  после зимнего успеха был самым боевым, как в любой экспедиции у поляков было масса проблем:  непогода, болезни, отъезд участников по личным делам, споры с шерпами, очередность с испанцами.  Тем не менее, в  начале мая удалось ппроложить линию перил  к ключевому участку. Это пояс желтых скал, опоясывающий Эверест. Команда изначально была большая и сильная, но так получилось, что большую часть сложной стены Кукучка прошел первым. После того как повесили веревки,  тройка альпинистов забросила груз для шестого, штурмового лагеря. И тут началась непогода. Длительная и тяжелая. В конце концов, после недели снегопадов и ветров, оказалось, что по разным причинам на вершину могут идти только двое: Ежи и Анджей Чок.

 

 

 И что им не просто придется тропить весь путь по снегу, откапывать веревки, но еще и нести дополнительное снаряжение. К счастью друзьям, удалось быстро найти засыпанную снегом заброску. Они ставят палатку и отдыхают...  Утром, взяв по баллону кислорода, связка Кукучка – Чок  выходит на штурм. Всё покрыто глубоким слоем снега, идти невероятно трудно. Выходят на Южную вершину, там кислород кончается…   

Но этих ребят ничего не может остановить, они ползут вверх, несмотря на позднее время. В 16 часов Кукучка и Чок  забираются на вершину.  Забирают испанский вымпел, оставленный пару недель назад соседней экспедицией, поднимавшейся по классике, оставляют свои сувениры и вниз.

 

 

«Да,  мы еще раз убедились, что спуск опаснее, чем подъем» - напишет потом руководитель экспедиции Анджей Завада. Ночь была бессонной и у него и у восходителей. Ежи и Анджей  в темноте с трудом, почти случайно, нашли полузасыпанную снегом палатку, И ночью неоднократно откапывались от сходивших на них лавинок.  Без сна, без питья, на грани истощения, утром парни нашли в себе силы двинуться вниз. Хорошо, что вскоре вышли  провешенные веревки. Еще день ушел на спуск в Вестерн Кьюм и дальше, день на ледопад.

 

1981 год

 

  Войтек Куртыка, партнер Ежи по скалкам и ранним альпийским восхождениям (Пти Дрю и другие),  к тому времени был уже звездой мирового уровня. Лучший скалолаз Польши, он нашел себе иностранных партнеров и далеко оторвался в «табели о рангах» альпинистской элиты от своего друга. Вместе с бесшабашным английским героем Алексом Мак-Интайром  Куртыка уже прошел пару топовых, сенсационных  маршрутов.  И в круге их интересов на будущее были несколько проблемных гималайских стен. В 1981 году весной друзья с несколькими попутчиками  попробовали выйти на Западную стену Макалу. Ничего не получилось, попали в сплошную непогоду.

Перенесли попытку на осень. На этот раз Куртыка пригласил присоединиться к их мини-коллективу  Кукучку…..

 

 

 Парни были действительно здорово подготовлены. 4 сентября  заложили базовый лагерь. Две недели акклиматизировались, подняли лагерь на 7400, на седловину Макалу-Ла.  В конце третьей недели решили сходить на вершину по французскому маршруту. Для акклиматизации! Едва  начали спускаться на китайскую сторону, из-под ног Кукучки сходит гигантская лавина. Дальше идти по снегу совсем не хотелось и команда ушла на не пройдённый еще никем Северный гребень. На нём заночевали на высоте 8000 метров, под специальной накидкой, сделанной для них  фирмой Карримор. Наутро погода испортилась, попытка восхождения была прервана из-за сыпучего снега на маршруте.

 

5 октября тройка альпинистов вышла на штурм Западной стены. Линию маршрута проложили по центру, сначала по ледовым полям, потом по скалам, возможно с выходом на «французское» Западное ребро. Продуктов взяли на 6 дней, 80 метров тонкой веревки, немного крючьев, горелку и накидку. Шли в основном несвязанные, каждый сам по себе по льду крутизной до 50 градусов. Ночевали на 6700, 7300, 7600 и 7800, где перед ними встала стена. Скалы оказались намного круче, чем ожидалось. Пришлось возвращаться по пути подъема. Эта эпопея надолго осталась в памяти Куртыки как полнейший ужас. Два километра вниз на передних зубьях, без всякой страховки. Правда, 4 раза вешали веревку, но в целом, каждый шаг из тысяч мог стать последним.

Обмороженные, опухшие ноги Куртыки означали для него конец экспедиции. Алекс же неожиданно быстро собрался и убежал вниз – он вспомнил, что собирался с кем-то в Южную Америку. Но удивительнее всего было поведение Кукуча. Он стал спокойно, без всяких эмоций собираться идти на гору в одиночку. Куртыка искренне удивился  полной уверенности своего товарища в том, что всё будет хорошо, ничего не может случиться плохого.  Кукучка взял с собой пуховый комплект, 2 кг продуктов, горелку с тремя баллонами, пару скальных крючьев, один ледобур и 9 метров веревки.  12 октября за день он поднялся на1600 метров выше базового лагеря, заночевав в старой австрийской палатке. На следующий день ветер не позволил выйти сутра, но, выйдя после обеда, поляк поднялся по новому пути до перевала Макалу-Ла и нашел там оставленную после акклиматизационного выхода маленькую палатку.

 

 

14 октября дул сильный ветер, вершина была закрыта облаком, но Юрек нашел в себе силы подняться до места бивака их команды во время акклиматизации. На высоту 8000 метров он поднял маленькую палатку с седловины. Следующий день был ясным и почти безветренным . Кукучка вышел в 8 утра и пошел дальше по пути, по которому никто до него не ходил, по Северному гребню. На высоте 8300 перед ним встала скальная стена, которую было невозможно обойти. Тут-то и пригодились те четыре крюка, которые он взял с собой. В 16.45 Ежи Кукучка поднялся на вершину Макалу, третьего своего восьмитысячника. В 9 вечера ему удалось спуститься к своей палаточке на 8000.  

 

Маршрут Кукучки - жёлтый

 

На следующий день вечером Куртыка встречал  своего товарища в базовом лагере. Внешний вид его был поразительным, он осунулся, как-бы уменьшился в размерах, лицо было черным. Но на лице ни радости, ни грусти, так просто и спокойно сказал: «Да, был на вершине»…

 

 

1982 год

 

Кукучка с Куртыкой едут вместе со швейцарцами в экспедицию на К2. Цель амбициозная – новый маршрут по Южной стене. Были сделаны разведывательные выходы и намечена смелая прямая линия к вершине. Однако требовалась еще акклиматизация на больших высотах и поляки решили нелегально сходить по классике на Броуд пик. Что им и удалось сделать.

 

 

Далее в районе установилась длительная непогода.  К2 не дала возможности на решающий штурм, маршрут остался по запас… до 1986 года.

 

 1983  год

 

Кукучка и Куртыка  снова принимают участие в швейцарской экспедиции, которой руководит Штефан Вёрнер. Но поляки работают абсолютно самостоятельно, ходят в альпийском стиле и всё носят с собой сами. Они проходят  траверс Гашербрума-II с подъемом с востока через Восточную вершину массива. А затем  открывают новый маршрут на Гашербрум-1 (Хидден-пик).

 

Гашербрум-2

 

 

Гашербрум-1

 

 

1984 год

 

Кукучка и Куртыка вновь приезжают в Каракорум. Они хотят опять  присоединиться к швейцарской экспедиции на К2.  Но по не совсем понятным, формальным причинам, их в пермит не включили. 

Пришлось переключиться на ближайшую вершину – на Броуд пик. Попытка найти новый маршрут с юга заканчивается неудачей. Тогда двойка заходит с другой стороны. Поляки проходят маршрут Казаротто по Северному ребру Северной вершины, затем проходят траверс всех трех вершин Броуд пика и спускаются по классике.

 

 

 

Кукучка и Куртыка представляли вместе очень сильную команду. Однако это был их последний совместный сезон. Собрав коллекцию из шести восьмитысячников Ежи делится с Войчехом своим планом догнать и перегнать Месснера, первым сделать 14Х8000. И не находит понимания. Для Куртыки самое важное в альпинизме – это свобода. Никакие длительные программы он не приемлет, да и не хочет ходить восьмитысячники «по разнарядке».

 

 

Зима 1984-85

  

Зимний альпинизм в Польше стал набирать обороты. После Эвереста поляки сходили на Манаслу, на Апи и новую зиму собрали сразу две сильные экспедиции.   Высокогурский клуб из Гливице едет на Дхаулагири, а национальная команда Анджея Завады вместе с канадцами собирается делать новый маршрут на Чо-Ойю.  И Кукучке в голову приходит мысль - поучаствовать в обоих восхождениях.

 

  Изначально Кукуч был в составе национальной команды.  Однако начать он намеревался с Дхаулагири.  Осталось согласовать это. Решающее слово было  за Анджеем Завадой, фактическим руководителем польского альпинизма тех лет. Юрек,  решается на разговор с ним только в Катманду:  в Польше был цейтнот, да и мнение нужно было выслушать от всей команды. Нечего и говорить, что идея понравилась далеко не всем. Да и сам Ежи чувствовал себя неловко. Фактически он перекладывал на других важную подготовительную работу. Но ведь цель была красивой! А шанс – уникальным. И Завада дал добро.

 

 В одиночку добираться под Дхаулагири не просто, это возможно самый неприятный по расположению базовый лагерь, к которому нужно идти через перевал. 31 декабря 1984 года Кукучка как Дед Мороз с огромным  рюкзаком приходит в базовый лагерь. Экспедиция  начала работать еще месяц назад,  но уже две недели никак не может пробиться выше лагеря 2 (5800м),  мешает непогода. Юрек сразу же  становится «на острие», вместе со своим любимым партнером Анджеем Чоком.   7 января они выходят на 6800.  В следующий выход (14.01) друзья ставят лагерь 4  на 7400.  Кукучка спешит и они пробуют сходу выйти на вершину. На 7900  отступают из-за сильного ветра.  16 января следует  попытка восхождения  связки Махник - Скорек,  она заканчивается отступлением и обморожениями.

 

19 января 1985 года на штурм вершины выходит тройка альпинистов, вместе с Кукучкой и Чоком идет Мирек Кураш.  20 января на лагерь 4, где они остановились,  утром сходит лавина.  Придавленные альпинисты с трудом выбираются из-под снега, долго собирают вещи.  Откопали все, но Кураш при этом получил обморожения и ушел вниз. Кукучка и Чок в этот день переносят лагерь на 7600.

 

21-го в 6 утра альпинисты выходят на штурм вершины. Условия для восхождения ужасные, глубокий снег и ветер. Но и восходители не из простых смертных, идут вверх как машины.  Очень трудно ориентироваться, но полякам везет, ветер разгоняет тучи и они видят флажок, который кто-то закрепил на верхней точке. В 15.30  Кукучка и Чок стоят на вершине Дхаулагири, есть первое зимнее восхождение! Хотя это вопрос спорный, японцы были на вершине 13 декабря, но все подготовительные работы делали осенью.

 

 Спуск происходил в темноте, ориентиров никаких, естественно, что восходители сбились с пути.  В итоге пришлось сесть в снежную яму,  холодная ночевка, бивак без снаряжения, зимой  на  высоте 7800 м.  Ночь без сна, ночь борьбы за жизнь, отогревания конечностей, пихания друг друга, словом ужасный ужас.  Утром, к счастью видимость была хорошей,  далеко в сторону они не ушли и в 9 часов уже спустились в лагерь 4.  Еле живые. Связались с базой,  чуть успокоили руководителя экспедиции Адама Билчевского, который также ночь не спал и закурил впервые за 25 лет.

 

  Парни отогревались и отпивались в лагере 4 до тех пор, пока не кончился газ. Нужно было идти дальше и в 15 часов они вышли вниз. Предстоял длинный спуск сразу в лагерь 2, на 5800.  Перила были не везде.  В 10 вечера Мирек Кураш, вышедший навстречу, обнаружил Анджея Чока и помог ему добраться до палатки.  Отставший  Кукучка опять ночевал без палатки, опять в снежной яме. В 9 утра он спустился в лагерь 2, где многие уже не рассчитывали его увидеть живым. Вторая холодная! Кто бы мог подумать, что это возможно пережить.

 

 Но участники пока участники еще собирали снаряжение в передовом лагере, Кукучка  по колено в снегу, с большим рюкзаком, один тропил на перевал. Он спешил на Чо-Ойю.

 

 

Чо-Ойю, трехкилометровая стена Южная стена

 

 

Рекордная стена делалась малыми силами, в изначальном составе было только семь восходителей из Польши и четверо канадцев, которые особыми достижениями в Гималаях не отличались.  А тут еще и Кукучка покинул команду. Потом начались болезни участников, непогода и т.д…  Канадцы  на маршруте практически не работали. Так что нагрузка на польских альпинистах была большая.

 

Красная - линия поляков

 

  Когда Кукучка 8 февраля добрался до базового лагеря,  всё уже было готово для штурма. Был установлен  лагерь 4  на высоте 7200м,  у подножья главного препятствия - "стены Игрек".  И на штурм вершины уже вышли две связки.  Первыми попытались  прорваться к вершине Хробак и Гардзелевский, но  пройти стену не смогли.

 10 февраля, когда Кукучка вместе с “Цыгой” Хейнрихом поднимались лагерь 2,  два Мачея, Павликовский и Бербека обрабатывали ключевой участок маршрута. 

11 февраля они сняли лагерь 4 и перенесли его на  7500, где  установили штурмовой лагерь.   Кукучка и Хейнрих в этот день поднялись в лагерь 3. Там они провели две ночи.

 

 12 февраля по безоблачной погоде Павликовский и Бербека успешно поднимаются на вершину. Там, на вершинном плато их встречает сильный ветер, так что передвигаться можно только на четвереньках, но это победа! Они буквально доползают (сильный ветер) в 14.20 на вершину. И успевают вовремя спуститься в лагерь.

 

 

13 февраля двойка восходителей спускается вниз и по дороге встречает поднимающихся Кукучку и Хейнриха. Поднимающейся двойке предстоит подняться на высоту 900 метров, по сложному рельефу. Цыга, перенесший болезнь, идет медленно, на одном участке надолго зависает над пропастью, выбираясь на прусике.

 

В результате они не успевают подняться до палаток и ночуют примерно в 60 метрах ниже.

 

Следующий день – восходители «отходят» от холодной ночевки, греются  в палатке на высоте 7500 м.

 

15-го февраля - последний день непальской календарной зимы, надо идти. Штурм идет тяжело, Хейнрих идет медленно. Только в 17.30  двойка альпинистов поднимается на вершину. 

Спускаются, естественно, в темноте. Куда идти точно не понятно. Сбиваются с пути.  На высоте около 7700 метров Кукучка падает вместе с  обвалившимся под ним сераком, на глубину 5 метров.  Хейнрих спускается к нему, они усаживаются ждать утра в снежной яме.  На следующий день альпинисты спускаются к палаткам в “пятерке” (7500)  и целый день там отдыхают. И еще две ночевки, прежде чем к вечеру 19-го февраля  полностью истощенные они не пришли в базовый лагерь.

 

 

Баланс Кукучки той зимой:  два восьмитысячника за месяц, при этом четыре холодных ночевки выше 7500!

 

 

Окончание должно последовать